запрещенное

искусство

18+

16.06.2010, Газета, Евгений Насыров

Арт-группа «Война»: «Бандиты нас попытаются сгноить на зоне»

Громкие и скандальные акции арт-группы «Война» заменили в России публичную политику. GZT.RU побеседовал с авторами самых радикальных перформансов Москвы последних лет. Они назвали 65-метровый член, нарисованный на днях на Литейном мосту в Санкт-Петербурге напротив здания ФСБ, своим «самым зрелым жестом». Практически все действия радикальных арт-провокаторов Москвы носят явный политический оттенок. Сейчас «Война» ждет репрессий со стороны властей и поэтому «временно затаилась».



GZT.RU связался со старшим товарищем, идейным наставником и активным членом арт-группы «Война» Алексеем Плуцером-Сарно. К беседе присоединились и несколько других арт-активистов (они предпочитают не называть своих имен).



«Впереди у "Войны“ много сражений»

GZT.RU: Как родилась идея акции с членом на мосту?



Плуцер: Вор, Козленок и Леня Ё****ый двинулись штурмовать северную столицу. Там активисты «Войны» встретились с арт-группой ДСПА, прозванными в народе Древестно-Стружечными Палками имени Алексеева. Так что акция родилась из совместного коллективного общения на окраине Питера в районе Гражданского проспекта группы «Война» и ДСПА.



Козленок: И я спросила их: какая ваша главная примечательность в Питере? Они ответили: «Наши мосты!».



Вор: И тогда Коза предложила нарисовать на разводящемся мосту гигантский х**.



Плуцер: Так что можно смело сказать, что это была идея Козленка. Я к ней добавил только весь комплекс медиа-интерпретаций и сконструировал саму презентацию акции, поскольку мы делаем еще и медиа-искусство. Х** Козленка, огромный труд Вора, героический подвиг Лени Ё****го и моя общая медиа-концепция. Все это произведение искусства в целом опубликовано у меня в блоге.


GZT.RU: Какую из своих акций арт-группа «Война» считает самой удачной?



Плуцер: В группе «Война» десятки активистов, у каждого свое мнение. Я лично считаю лучшими панк-концерт группы «Война» прямо в зале Таганского суда с песней «Все менты— ублюдки, помните об этом!» и, конечно, последнюю акцию на Литейном «Х** в плену у ФСБ!». Она монументальна и исторична.



Козленок: А я считаю, что идеальной по выполнению и по ожиданиям была акция ПИР, поминки по Дмитрию Алексндровичу Пригову. Потому что мы исполнили все, что задумали. И согласна с Плуцером, на втором месте можно назвать акцию в зале суда. Это было невозможно исполнить, в присутствии кучи ментов спеть им в лицо, что они— ублюдки! Но мы это сделали.



Вор: Я солидарен с Плуцером. Я тоже больше всего люблю наш панк-концерт в зале суда. Это был героический поступок. И х** на Литейном мосту был сделан с невероятной скоростью, за 23 секунды, это был бешеный драйв на самой акции. Она свежа. В этом отношении это наша лучшая работа.



Леня Ё????ый: Мне тоже очень нравится концерт в зале суда. Лучшей из старых акций я считаю ограбление супермаркета, то есть акцию «Мент в поповской рясе». Потому что главную роль здесь сыграл не столько активист-Менто-Поп, сколько окружающие: покупатели, охранники, продавцы, зрители в сети. Таким образом акция прекрасно воспроизводит действительные отношения в российском обществе во всей их безобразности. Она крайне минималистична по средствам исполнения и легко считывается зрителем. И эта акция очень близка к суровым будням группы «Война».


Плуцер: Еще я думаю, что сам Леня Е****ый— как герой группы «Война», как герой России и как Наш Президент— это отдельная акция группы «Война». И я считаю ее наиболее значимой. России нужны истинные герои. А Леня реально честен, храбр, любит Родину и готов пожертвовать собой ради будущего. В эту мега-акцию входит сам образ героического активиста Лени Ё****го и две последних акции.



GZT.RU: Не уходит ли «Война» от символических акций в акции прямого действия в т.н. оппозиционное движение? Политические партии не предлагают сотрудничество?



Плуцер: Мы шлем все политические партии России вместе взятые. Никуда вступать не собираемся и ни с кем напрямую не сотрудничаем. Все наши акции носят исключительно художественный, метафорический характер.



GZT.RU: Активистам «Войны» приходится конспирироваться?



Плуцер: Мы люди скромные, не любим выставлять себя напоказ, любим жить спокойно, в тихих местах, где за нами никто не ходит по пятам. Общаемся в основном не пользуясь электронными средствами связи, пишем друг другу по старинке письма на бумаге и передаем их через гонцов. Мы же эстеты! Зачем нам мобильные телефоны и компьютеры?



GZT.RU: Нередко Вас обвиняют в том, что вы действуете схожими методами, что и ранее (в 90-е) действовали Свинья, Авдей Тер-Оганьян, Бренер, Кулик, Осмоловский, Мавроматти. Согласны с этим? Чем вы отличаетесь от радикальных арт-активистов из 1990-х?



Вор: Все перечисленные персонажи ничего радикального в своей жизни не сделали. Это вполне гламурные по большей части персонажи, делавшие невинные вещи. Просто в российском фашизоидном контексте они кому-то могли показаться радикалами. Осмоловский посидел на плече у Маяковского, а теперь сотрудничает с ментами. Бренер подр***л прилюдно, а теперь бежал в благополучную Европу. Авдей порубил иконы и теперь живет себе спокойно в Праге. Кулик же всегда был сугубо гламурным персонажем. Это не левый радикализм, это вполне такой мелко-буржуазный либеральный центр.



Козленок: Чем мы от них отличаемся? Ну, сами сравните. Кулик встал раком перед галерей Гельмана, полаял и получил за это гонорар от Марата Александровича.



Плуцер: Это была хорошая акция. Но в ней нет ничего радикального. Ноль. А группа «Война» пришла в зал Таганского суда, прямо на заседание, когда судили куратора Андрея Ерофеева. Группа пронесла в зал электрогитары, микрофоны, комбики, подключила все это в заднем ряду. И, когда началось заседание, группа врубила всю аппаратуру на полную мощность и прямо в зале суда спела песню «Все менты— ублюдки!».



GZT.RU:: «Война» не боится возможной реакции властей или правоохранительных органов?



Плуцер: А чего нам боятся? Бояться должны олигархи, награбившие миллиарды. Им страшно потерять наворованное. Бояться должны бандиты у власти. Им страшно потерять власть. А у нас нет вообще ничего. Ни денег, ни власти, никакого имущества.



Вор: А свою свободу и жизнь будем беречь. Понятно, что бандиты нас попытаются сгноить на зоне, чего уж там греха таить.



GZT.RU: Ожидаете ли после акции с членом на мосту более серьезных репрессий со стороны властей и конкретно ФСБ?


Вор: Ожидаем. Готовимся к ним по мере сил.



GZT.RU: Как начиналась «Война»? Когда это было? Кто был в первых рядах?



Козленок: У нас нет никаких первых и вторых рядов. Все активисты равны.



Плуцер: Я думаю, что последние два года— это был долгий процесс создания группы, ее первый детский период. Было много капризов, много неловкостей, много наива. Были предатели. Были провалы. Но сегодня процесс создания группы завершен. И акция на Литейном мосту— наш уже окончательно зрелый жест. И можно сказать, что группу в ее нынешнем сегодняшнем виде создали четыре человека. Это Козленок, Вор, Леня Ё****ый и я, ваш покорный слуга. И впереди у «Войны» много сражений.



GZT.RU: Если вы называете акцию с членом на Литейном мосту— «первым зрелым жестом», то значит ли это, что последующие акции "Войны" станут еще жестче, наглее и неожиданнее? Против чего вы хотите действовать? И будут ли ваши «метафорические» акции носить еще более жесткий политический смысл?



Козленок: Да, мы будем е***ь нынешнюю систему изо всех сил!



Плуцер: В политику мы уходить не собираемся. Мы будем просто продолжать рисовать портрет окружающего бандитизма нашими сугубо художественными средствами. Эрегирующий рисунок на мосту— это не политика. Это искусство. Это портрет нынешней вертикали власти.
На смену политикам пришли художники



GZT.RU попросил оценить феномен группы «Война» политолога и эксперта в области современного искусства.



Политолог Станислав Белковский считает, что интерес к «Войне» вызван резким падением интереса к политике в российском обществе. «Их перформансы воспринимаются как квазиполитические акции в отсутствии всякой публичной политики»,— считает Белковский.



Казалось бы, ну кого можно удивить сексом в публичном месте. Западные современные художники занимаются этим с 1968 года регулярно. Российский акционист Александр Бренер проделывал это в центре Москвы еще 15 лет назад.



«На акции Бренера обращали внимание только знатоки и ценители современного искусства, а сейчас акции современного искусства приобретают политическое звучание, даже когда такой цели нет у авторов. Происходит это не из-за содержания арт-действа, а из-за общественно-политического контекста в стране. Яркий пример— акция "Войны“ в Биологическом музее за день до выборов президента в 2008 году»,— объясняет Станислав Белковский.



Белковский уверен, что «Войну» власть «давить» не будет. Репрессии ждут тех, кто устраивает акции прямого действия, «собирает толпы на улице».


Эксперт в области современного искусства Марат Гельман считает, что акция у Литейного моста ( как и «подвиг» Лени Е***того)вывела «Войну» в число «самых радикальных арт-групп в России».



«Это одна из лучших городских акций. Размер и пропорции арт-объекта идеальны, в том числе с эстетической точки зрения. "Война“ очень хороша обыграла тему разводки мостов в Петербурге. Ясен и политический смысл акции. Политиков выдавили из открытого пространства: улиц и площадей. Их место заняли современные художники»,— считает Марат Гельман.



«Репрессий не будет, но каждый современный художник должен быть готов к тому, что если он в своих акциях нарушает закон, то его будут судить, как обывателя. Кому-то из активистов точно светит статья „Мелкое хулиганство“,— предполагает Гельман.

 

Газета

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com