запрещенное

искусство

18+

19.01.2014, Новая газета

НОвая газета: Пять лет без Стаса и Насти

19 января 2009 года на улице Пречистенка были расстреляны адвокат Станислав Маркелов и корреспондент «Новой газеты» Анастасия Бабурова. Цинично, нагло, средь бела дня…

В это не верилось тогда и не верится до сих пор. Стас, блестящий адвокат, бравшийся за самые «неудобные», самые невыгодные дела. И Настя, юная совсем девочка, идеалистка, желавшая изменить мир… Первое время злость и ярость по отношению к тем, кто это сделал, немного обезболивали, отвлекали от горечи этих потерь. Сначала — поиск убийц, потом — суд. И тогда, и сейчас мы не сомневаемся: за совершенные убийства несут наказание именно те, кто их совершил: Никита Тихонов, получивший пожизненное, и Евгения Хасис, осужденная на 18 лет. Другие их подельники, члены банды БОРН, уже тоже пойманы и скоро предстанут перед судом.

 

Но заслуженное наказание убийц не вернет детям Стаса — отца, родителям Насти — единственную дочь, обществу — его героев. Сегодня, в пятую годовщину их гибели, мы хотим вспомнить, какими они были.

 

Мы публикуем письмо родителей Насти Бабуровой, они начали писать его еще во время суда. Впрочем, сегодня их жизнь — это одно длинное письмо дочери… И — расшифровку выступления Стаса о будущем левого движения и «Антифа» — тех, кого он защищал и с кем ассоциировал себя.

 

Но, вспоминая Стаса и Настю, возлагая цветы, выступая с траурными речами, мы не вправе забыть: с кем боролись они и за что их убили. Лозунг антифашистов «Фашизм не пройдет!» начинает терять свою актуальность — эта зараза теперь повсеместно. Что такое современные наци, люди с блестящим образованием, но вывернутой наизнанку психикой, — в отрывке документальной пьесы Сергея Соколова «Раса», основанной на материалах прослушки из квартиры, которую снимали Тихонов и Хасис.

 

Письмо дочери


Доченька наша, Настенька, дорогая, любимая и единственная!


Страшно вспомнить 19 января 2009 года — день, когда ты приняла тяжелейшую смерть, а мы остались сиротами до конца своих дней. Позже мы узнали, что неонацисты угрожали физической расправой Станиславу Маркелову, известному российскому адвокату и правозащитнику. Мы узнали, что неонацисты угрожали физической расправой и тебе. Ты боялась сказать нам свой домашний адрес, не звонила по телефону, меняла номера. Убийцы изводили выслеживанием и угрозами и ждали удобного случая, чтобы расправиться.

 

Антифашисты всегда сопровождали Стаса Маркелова, берегли его. Ты думала, что своим присутствием сможешь предотвратить нападение и, владея приемами самообороны, сможешь защититься. Но речь шла об убийстве, а не о драке. Убийцы очень спешили. Они использовали пресс-конференцию Станислава Маркелова по поводу досрочного освобождения от наказания полковника Буданова, чтобы направить расследование вашего убийства по ложному — чеченскому следу.

 

Днем, в центре Москвы, на глазах у многих людей киллер из пистолета с глушителем в упор расстрелял вас обоих. Стрелял так, чтобы убить. Убийца подло подкрался сзади и стрелял в затылок Станиславу Маркелову. Ты попыталась отнять оружие. Убийца выстрелил тебе в висок. После этого еще раз выстрелил в голову Станислава. Убийца Тихонов потом признался следователям, что он очень испугался, ведь обычно после выстрела в голову люди сразу падают на землю, а ты не упала. Ты продолжала сопротивляться убийству и смерти. Проходившие незнакомые люди звонили в «Скорую помощь». Но врачи уже ничего не могли изменить…

 

 

Ты не хотела нам жаловаться на угрозы, не хотела беспокоить, но мы знаем, что ты думала о нас постоянно, и прощалась с нами: 13 января ты прислала по электронной почте свое ставшее прощальным письмо: «Здравствуйте, товарищи родители. Как вы там? Можно, я вас попрошу: любите меня, пожалуйста», — всего 3 строчки. Твое письмо мы прочитали только 15 января утром, перехватило дух, но вечером мы получили от тебя другое письмо, в котором ты как бы извинялась за предыдущее. Но ты знала, что тебе угрожает смертельная опасность, понимала, от кого она исходит, поэтому попрощалась с нами. Просто потом решила нас успокоить. Мы… и успокоились. Кому из родителей придет в голову мысль, что 25-летнюю девочку расстреляют из пистолета в упор в центре Москвы?!

 

Дорогая доченька! Когда мы услышали о твоем ранении, мы сразу же купили билеты на самолет. Но он улетал только на следующий день — 20 января. А 19 января вечером к нам приехали твои одноклассники и наши друзья — все плакали, — мы потеряли свою единственную любимую дочь. Ты была самой лучшей дочкой…

 

Доченька, ты была гордостью 3-й севастопольской школы, которую окончила с золотой медалью, свободно владела английским и французским языками. Ты была кандидатом в мастера спорта по шахматам и участвовала в соревнованиях на первенство Украины.

 

Доченька, ты поступила в Йельский университет США, но мы, родители, предпочли Россию. Тогда ты поступила в МГИМО на «Международное право», но на 2-м курсе сама написала заявление с просьбой об отчислении. Нам в МГИМО сказали, что в любое время ты можешь продолжить учебу, но ты выбрала социально активную жизнь — пошла на вечернее отделение факультета журналистики МГУ. И мы радовались, что наконец ты нашла занятие по своему призванию. А ты очень гордилась этой своей работой и очень хотела, «чтобы именно вы, родители, знали, чем я занимаюсь». Мы слишком поздно обо всем узнали и поняли, что именно не безразличное отношение к жизни, желание донести людям правду и сострадание чужой боли привело тебя в журналистику.

 

В своем «Живом журнале» ты написала: «Больно смотреть в глаза корейскому студенту, которого только что ударили в висок два малолетних урода, выскочили из отходящего трамвая и помахали «Зиг хайль».

 

Вместе со своими жесткими статьями ты продолжала писать нежные стихи, но нам уже никогда их не прочесть: мы не знаем пароль в твоем компьютере…

 

Настенька, нам невыносимо больно жить без тебя, говорить о тебе в прошедшем времени, знать, что мы никогда не сможем тебя обнять, что ты никогда не откроешь дверь родного дома. Каждую минуту и секунду мы думаем о тебе, и вся осознанная жизнь проходит в слезах и воспоминаниях. Наша жизнь остановилась 19 января 2009 года и с этого времени движется в обратном направлении, возвращая нас к коротким счастливым минутам прошлого, когда мы были вместе. Как ты всегда спешила, как у тебя мало было времени и как много было дел. Мы были счастливы не мешать тебе… Как радовались мы твоим приездам домой и как огорчались, что они были такими короткими. Ты выкраивала для отдыха не больше недели и все спешила, спешила…

 

Дорогая доченька! Глава МИД Франции, выдающийся общественный деятель и лауреат Нобелевской премии Бернар Кушнер, руководство и студенты Института прессы Франции высоко оценили твою гражданскую позицию журналиста и 28 октября 2009 года присвоили твое имя курсу профессиональной журналистики института. А студенты Института прессы сказали: «Теперь вместо одного убитого журналиста встанут 50 новых!» В огромном зале МИДа, где проходила церемония, люди плакали, увидев на большущем фото твое еще детское лицо и годы жизни: 1983—2009.

 

Дорогая доченька! 28 марта 2010 года на Международном фестивале документального кино по правам человека, который проходил в г. Киеве, была представлена мировая премьера документального фильма известного режиссера-кинодокументалиста Валерия Балаяна «Любите меня, пожалуйста». Этот фильм — о тебе и посвящен 65-летию Победы над фашизмом.

 

Дорогая Настенька, мы знаем, что в твоем лице страна приобрела последовательного антифашиста и бескомпромиссного журналиста, а наши потери неизмеримы и ничем невосполнимы.

 

В одной из последних твоих тетрадей мы нашли стихотворение:

 

Чтобы светить — надо гореть,

а значит, надо сгорать.

Подобно звезде восходить,

чтобы подобно звезде умирать.


 

Так подними меня вверх,

и я подарю 4 крыла.

Два для тебя, и два для той,

что давно умерла.

 

Мы знаем, доченька, что у тебя нет сил взлететь, остановилось горячее сердечко и не осталось ни грамма крови — вся она там, возле дома № 1 на улице Пречистенка. Но твои крылья с тобой, и ты теперь летишь над этим миром.

 

Целуем тебя, дорогая наша, любимая и единственная...

 

Твои родители

Эдуард Федорович и Лариса Ивановна Бабуровы

 

Стас


Пять лет назад был убит Станислав Маркелов. Пять лет он продолжает удивлять нас вопросами «на злобу дня». Мыслями, которые задевают нерв и западают в память. Делами и поступками, которыми он не хвастал. «Новая» продолжает публиковать неизвестные тексты Стаса.


Сегодня публикуем фрагмент выступления Станислава Маркелова на Сибирском социальном форуме летом 2008 года. "Фрагмент" - поскольку есть лишь короткая, менее 10 минут, видеозапись, которая начинается и обрывается на полуслове. Стас называет пять основных вопросов к антифа-движению, а затем пытается на них ответить. Запись начинается со второго вопроса... ответом на который и заканчивается, но это, как ни странно, лишь увеличивает ее ценность: "красота - в несовершенстве", сказали бы японцы.

 

Замечая по ходу: "я - не внутри движения!" - Маркелов, очевидно, скромничает. Стас, как оказалось, был в том же 2008 году автором, издателем и распространителем "Красной книги антифа" - главного "идеологического" текста российских антифашистов "нулевых" (об этом см. воспоминания Влада Тупикина в книге "Стас Маркелов: никто, кроме меня", макет которой теперь размещен и на сайте "Новой").

 

Пять лет спустя мы могли бы оценить, сбылись ли его опасения и надежды… если бы знали Стасовы ответы на "основные заморочки". Ответы, которых как раз и нет! Но это не важно, поскольку вопросы иногда важнее.

 

В чуть измененном виде они звучат последние два года в адрес всего нового протестного движения: "Вы занимаетесь только уличной активностью!" "Вы ничего не делаете и не предлагаете!" "Вы только "анти", "против", - а "против" объединяться глупо и неправильно!" "Вы - всего лишь субкультура!" "Вы не боретесь с властью, а занимаетесь непонятно чем!" Знакомо, не правда ли?

 

Что делать с тремя последними "основными заморочками" - решать нам. Стас лишь советует: здесь и сейчас, на клочках освобожденного пространства, выстраивать либертарные "тыловые структуры", не дожидаясь "светлого будущего" после "победы революции". Для "позднего Маркелова" это не тактика, а жизненная установка. Напомню написанную летом того же 2008-го, но опубликованной почти три году спустя (в "Новой" - май 2011-го) статью "П....ц анархии: будущего нет": "Если кто-то из очередных анархистсвующих романтиков решит, что мечты взлетают во время революции, пусть посчитает количество трупов. Мечтатели думают, что их враг - государство. Я видел, что это такое, когда государство рушится. Разрушение государственной системы не уменьшает власть, а, наоборот, увеличивает, придавая ей форму прямого насилия. Когда падает государство, люди не становятся свободными, наоборот, они начинают выживать, прячась от прямого насилия. Меня спросят: "Что теперь? Неужели надо одергивать человека, когда он пытается посмотреть на горизонт, а то и за него?" Не надо придумывать будущее за всех. Потому что нет другого будущего, а если кто-то хочет жить по своим меркам будущего или прошлого, то он живет именно здесь и сейчас".

 

 

Выступление Станислава Маркелова на Сибирском социальном форуме (фрагмент) (1)

 

[начало записи] Маркелов: - ...Второе: невысокий интеллектуальный уровень. Сравните с нацболами, с троцкистами, с коммунистами, с либералами, с "Обороной" (2) какой-нибудь либеральной, с кем угодно еще, - там студенты, там интеллектуалы. А в среде АФА интеллектуалов маловато.

 

Я сейчас накидываю, говорю всё, что идет против АФА, а всё остальное - потом. Это, по-моему, менее серьезные. А начинается - очень серьезное - третья заморочка: "У вас нет идеи! На идее "анти" объединяться нельзя! Антифа - это "анти"-движение. "Анти" - это не конструктивно. Изначально это движение неконструктивное, и оно, как движение, не имеет будущего".

 

Четвертое. "Это, на самом деле, не политическое движение. Это - субкультура. И АФА-движение умрет… Как вот "White Smoke", - вот были рэперы, и где они сейчас? - они, как дым, исчезли. Во всяком случае, как субкультура, движение распадется, потому что это не более чем субкультура".

 

И пятое - самое серьезное, вплоть до обвинения в том, что "Это - купленное движение!" Почему? "Вы берете не того врага. Надо бороться с властью. А на самом деле вы боретесь не с властью, вы боретесь с политизированной гопотой, с одним из ее проявлений. Тем самым вы политическую активность убираете: от противостояния с властью - на противостояние между молодежными группировками". Вот это - самый серьезный аргумент!

 

Сейчас я попробую разобрать их, что называется, "по пунктам".

 

Первый - "мускулизм". Во многом я с ним согласен. Но - движения должны начинаться с улицы! Все движения начинаются с протестных акций. По-моему, акцент на "акции прямого действия" - просто болезнь роста, и она скоро пройдёт. Сначала - стритфайтерство, очищение улиц, стадионов и прочего.

 

Потом уже - организация свободного либертарного пространства. Коммуны, независимые информационные проекты, сквоты. Постепенно создается цепочка либертарных действий. Для улиц нужно прямое действие, тот самый "мускулизм". А когда "за линией фронта" будут создаваться "тыловые структуры", будут нужны не только руки, но и мозги.

 

Текущий момент АФА-движения - "за линией фронта" создавать либертарные структуры, "тыловые структуры". Не "светить их", - они остаются внутренними проектами. Прессе всегда будет интересно одно: "Сколько было "прыжков"? Сколько сожгли машин? Сожгли ли клуб с "Коррозией металла", вместе с "мясом", или успели бонЫ (3) оттуда убежать?" - вот что будет интересно прессе. Все внутренние проекты, позитивные проекты, и не должны "светиться". Как только они "светятся", они "подставляются" очень конкретно. Сейчас это есть - только на уровне минимума, к сожалению. Недоработка просто огромная.

 

Договоренность об АФА-зине, то есть о каком-то АФА-издании, была еще на "антиграничном" лагере (4) прошлым летом. А за год было сколько антифа-изданий? Близко к нулю? Или минус? Или одна брошюрка "Антифа: правовой фронт"? (5) [женский голос: "...ну, антифа во всех изданиях..."] Собственные издания, собственные! Чтобы - внутри себя, для "своих"! "Антифа: правовой фронт" - тоже "внешнее", я не внутри движения. [молодой голос: "Антифа - не движение и не организация. Поэтому у нас не может быть никакой газеты. Мы можем выпускать газету "Позитивные люди", "Добряки", - но это не будет отражаться... Если в движе находятся рэперы, скинхеды, - какая может быть общая газета, журнал?"] Среда - есть, "движ" - есть. Взгляды должны отражаться. Весь "левый" спектр охватывается. Акции "Хранителей радуги" (6) - на 90, на 100 процентов АФА. Протестные акции - АФА всё равно принимают участие. Должно находить отражение? Должно! Просто инициатива должна быть уже изнутри "движа". А не "вот сколько о нас написали". "Рен-ТВ" сняло, потому что там знакомые журналюги. "Новая газета" написала, потому что там знакомые журналисты. Это - "для обывателей", грубо говоря, - для "обывателей" в хорошем смысле слова, то есть для людей, которые "вне круга", вне "движа". И внутри - должно быть! Договоренность об этом издании была, - я не был на лагере, но мне об этом много раз говорили. [молодой голос: "Мы говорили об этом, с Тупикиным (7) говорили..."] Йок!

 

Есть ли "свои" клубы? Именно как АФА-клубы, куда все, кто угодно, - рэперы, не рэперы... Я, например, выяснил, что по музыке, которая мне нравится, она, оказывается, правым нравится. А вот там ой и хардкор я терпеть не могу. Но это неважно! Но клубы есть? Йок, нету! [Женский голос: "Есть клуб в Омске!"] Должны быть в каждом городе, не обязательно сильно политизированные, где можно стусоваться, где можно приобрести литературу, - свою, схожую! Музыку, - близкую, свою, схожую. И прочее... Я не говорю же про уровень Дома культуры! У НБПшников был "Бункер" (8) в Москве. У АФА - есть?..

 

Торговые точки? "Боны" - держат, много, достаточно много! Но торговых точек у АФА нету! Должны быть? Безусловно, должны быть! Чтобы это была точка не обязательно чисто АФА. Хотя бы АФА плюс по всему спектру: экология, социалка, анархия. "Антикап" - "реды", "грины" - зелёные. Весь левый либертарный спектр, - он достаточно широкий.

 

Это - первый момент.

 

Второй - про "интеллектуальность". Тут всё понятно: Будут создаваться структуры - будут нужны мозги, соответственно, они появятся. Вырастет и уровень движения...

 

Не знаю, как в Восточной Сибири, - я знаю Москву, центральные регионы, Беларусь, Украину... Более пионерского состава левого движения, чем у АФА, я не видел. Это чума: не шестнадцать-восемнадцать, это четырнадцать-шестнадцать лет! То есть это очень классно! Ребята подрастут. Я терпеть не могу, когда их олдовые АФА называют карланами (9): они не карланы, они пионеры. Подрастут - будет всё ништяк... Но пока они вырастут, сколько носов будет перебито! Этих ребят не нужно на акции где во-от такое боньё появляется, когда приходят бонЫ, шкафы такие... На суд Рюхина (10) зачем надо было пригонять четырнадцати-, шестнадцатилетних, подставлять их? Тоже - это вопрос! [Женский голос: "Никто их не пригонял!" Молодой голос: "Мы же не партия, никто никого заставить неможет! Четырнадцатилетним юношам мы не можем сказать, куда ходить, куда не ходить! Это их убеждения!] Я ставил вопрос о "малом составе" движения, о малолетстве. Если у нас пойдут позитивные проекты - возраст подрастёт.

 

Я пока кидаю, что называется, "заморочки". Я понимаю, что не о хорошем говорю, - я о плохом, чего не хватает. Сейчас - по основным заморочкам, основным пунктам "наезда" на... [конец записи]

 

Благодарим председателя Международного правозащитного центра «Мемориал» Александра Черкасова за неоценимую помощь в создании материала


Примечания:


(1) Пятый Сибирский социальный форум прошел в окрестностях Иркутска 8-10 августа 2008 г.

 

(2) «Оборона» - молодежное движение, созданное 12 марта 2005 г. молодыми активистами «Яблока», СПС и беспартийными, и «растворившееся» в новом протестном движении 2011-2012 г.

 

(3) БонЫ – (от «бонхед»), скинхеды-нацисты.

 

(4) «Антиграничный лагерь» прошел 10-20 августа 2007 г. в Закарпатской обл. (Украина).

 

(5) «Антифа: правовой фронт» / М.: Институт верховенства права, 2008. - 28 с.

 

(6) «Хранители Радуги» - возникшее в 1989 г. радикальное левое экологическое движение.

 

(7) Тупикин Владлен - журналист, с конца 1980-х активист анархических движений, редактор газеты «Воля».

 

(8) «Бункер» - клуб а подвале д. 17 по ул. Марии Ульяновой в Москве, штаб-квартира «национал-большевистской партии». Взят штурмом спецназом ГУИН в июне 2005 г.

 

(9) Карлан (от «карлик») - молодой участник «правых» фанатских движений.

 

(10) «Суд Рюхина» - Московский антифашист Александр Рюхин был зарезан нацистами в Москве 16 апреля 2006 г. Адвокатом второго пострадавшего, Егора Томского, был Маркелов, - ему удалось предотвратить попытки «развалить» дело. 19 июня 2007 г. по этому делу были осуждены члены «Славянского Союза» Реутский и Анциферов, и член группировки «Формат-18» Шитов. Нацисты, приходившие в суд, угрожали присутствовавшим там антифашистам. В приговоре не фигурировало убийство, по подозрению в котором в розыск были объявлены «неустановленное лицо», Паринов и Тихонов, перешедшие на нелегальное положение.

 

 

Сергей Соколов. «Раса»


19 января — в день пятой годовщины убийства Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой — в Театре.DOC прошла открытая репетиция спектакля по документальной пьесе журналиста «Новой газеты».


Это — тексты прослушек убийц: Никиты Тихонова и Евгении Хасис. На своей съемной квартире они намечали новые жертвы, обсуждали соратников-фашистов, говорили о тактике политического террора и спорили о политике, чести, дружбе, власти, любви, предательстве — в их понимании, конечно. Сегодня, когда кажется, что именно такое «понимание» все больше начинает овладевать общественным сознанием, важно еще раз дать почувствовать: с чем и с кем боролись антифашисты Станислав Маркелов и Анастасия Бабурова и за что были публично казнены днем 19 января 2009 года в центре Москвы. Публикуем два коротких отрывка.


<…>


Ж.: Это что такое (в руках у нее тюбетейка)?

 

М.: Пусть там лежит. Я советовался с Эдом, может быть, тюбетейку подкинуть на место акции… В общем, мы попа хотели в…, довольно влиятельного в иерархии РПЦ. Его выморозили. Как выморозили? То есть мы знали, где он живет, но четкого графика у этого падлы не было. Приезжала за ним машина с утра, а вечером мы его так ни разу и не выморозили, как он возвращается. П…, сколько мы там потусили… Вася там вообще в машине ночевал — с камерой сидел, снимал всех, кто набирает код.

 

Ж.: Да?

 

М.: Да. Чтобы потом восстановить, какой код. И восстановил в итоге. И в другом подъезде тоже. То есть заходить можно в этот подъезд, делать его, выходить через крышу, уходить из другого подъезда. Потому что у попа — водитель-охранник. В общем, мегаплан был. Но проснулся я сегодня, Зайка, прислушался к своим ощущениям и понял, что не хочу. И раньше я использовал любые предлоги для того, чтобы не идти.

 

Ж.: Что делать будем? Костолома все равно надо делать.

 

Голос за сценой: Костолом — Иван Хуторской — один из неофициальных лидеров «Антифа». Был убит выстрелом из пистолета в собственном подъезде 16 ноября 2009 года — через несколько дней после этого диалога.

 

М.: Не знаю. В этом году я уже не буду ничего предпринимать по этому поводу.

 

Ж.: П…, в общем. Давай я его сделаю.

 

М.: Одна ты его все равно не сделаешь.

 

Ж.: Ну ты меня подстрахуешь.

 

М.: Я с тобой не поеду. <…> Что-то не так. Может, и правда, надо ножами с ним вязаться… Может, надо доставать машину. Ну плохой отход. Сейчас деревья все насквозь просматриваются: в парке не скроешься. Может, Васин трюк повторить — бомбу туда подложить.

 

Ж.: Не знаю…

 

М.: Я с Васей (1) вчера разговаривал. Он говорит: «Я почему отказался? Потому, что действую по принципу: если душа не лежит, то делать не надо».

 

Ж.: У него не лежит душа к убийству? Это большая редкость.

 

М.: Нет, не вообще к убийствам… Что-то не так, может, в плане не так, не знаю… Думаю, надо его все-таки ножом делать… (Пауза.)


Ж.: Я вспоминала тут, как мы с тобой на море ездили.

 

М.: Я нередко вспоминаю.

 

Ж.: Поехали хоть в лес с тобой на выходные съездим. Отдохнем на… ото всех, от фашизма?

 

М.: В выходные — как раз. Если все будет нормально, все будут живы… <…>

 

Ж.: Не любишь ты, Котик, мечтать.

 

М.: Люблю, но давлю в себе. Очень в подростковом возрасте любил… Что за… на фиг. Ты мне иногда выносишь мозг и приближаешь к психиатрической лечебнице. <…>

 

* * *

 

М.: <…> Зато у Васи есть гиперплан по другой теме… по зверям и спортсменам. Загрузил меня, не знаю, что делать. А ты сможешь из нагана с глушителем?

 

Ж.: Смогу. Кого?

 

М.: Двоих завалить?

 

Ж.: Конечно. Но надо подержать его хотя бы в руках с глушителем.

 

М.: Ну попасть надо просто в голову одному как минимум.

 

Ж.: Ну это я смогу, одному-то точно попаду.

 

М.: Ну а второго как бы все равно добивать тоже.

 

Ж.: Котик, я все смогу. Мне просто надо к нему привыкнуть, какое-то время дать с ним поиграться, просто походить по дому, привыкнуть к центру тяжести…

 

М.: Можно стрельнуть будет… В общем, по плану, один человек валит из нагана с глушителем двоих борзых зверей. Либо это будут спортсмены обычные, либо это будут спортсмены, которые туда на «Хаммере» приезжают… А второй его громким стволом подстрахует. Я думаю, может, это ты будешь — тот, кто валить из нагана.

 

Ж.: Кайф! Налей масла, пожалуйста…

 

М.: Потому что тебя не заподозрят.

 

Голос за сценой: 24 декабря 2009 года у спортивного комплекса на ул. Большой Академической был застрелен чемпион мира по тайскому боксу Муслим Абдуллаев.

 

Ж.: Ты доел рыбу?

 

М.: Да, я доел рыбу, доел салат… Потому что, во-первых, тебя не заподозрят. Во-вторых, если уж кого валить, а мы в любом случае хотим, чтобы ты кого-то завалила…

 

Ж.: Да.

 

М.: …уж лучше рисковать за понтовых зверей, чем из-за какого-то сраного дворника.

 

Ж.: Лучше да…

 

М.: Ну а в-третьих, лучшими страховщиками в таком деле могут быть я и Вася.

 

Ж.: Не надо столько страховки.

 

М.: Страховщик, скорее всего, будет один. Потому что это место такое, что уходить лучше с девочкой. Ну я к тому, что мне кажется, что я лучше тебя подстрахую, чем ты меня. Вот такое у меня есть ощущение.

 

Ж.: Ты мне не доверяешь?

 

М.: Нет, не очень. Ты бежишь в атаку, всех уничтожать будешь.

 

Ж.: Я уничтожу.

 

М.: А надо организовывать грамотный отход.

 

Ж.: Я за радость кого-нибудь вальнуть сейчас.

 

М.: Не кого-нибудь, там очень серьезные звери.

 

Ж.: Тем более за радость.

 

М.: Ну как бы это один из планов… (Пауза. Жуют.)


Ж.: Да, я говорила сегодня с Вадиком (2) по скайпу. Он хотел с тобой поговорить. Опера (3) он контролировать не может.

 

М.: Проще Опера у…, мне кажется. Меньше проблем будет.

 

Ж.: А за что Опера у…?

 

М.: Да, вот так мне захотелось.

 

Ж.: Просто так?

 

М.: Да. Не будет Опера — не будет проблем…

 

Ж.: (перебивает) …Все, давай остановимся. Я не готова с тобой сейчас разговаривать на эту тему.

 

М.: А мне не хватает общения… Ты опять курила у окна: я пепел нашел на подоконнике?

 

Ж.: Ничего не курила… К Вадику мать приезжала, это совпало с приездом Стингера. Мать с ним хорошо пообщалась… Я говорю: «Ну маме Стингер понравился?» — «Да, — говорит, — понравился».

 

М.: Я так понимаю, он ее использовал как переводчика: «Ты ему еще скажи, что мы приезжих стреляем, — переводи, переводи — и головы отрезаем, — переводи, переводи». Я думаю, вот что происходило… (Смеется.)


Ж.: Он мне еще Дэвида Лэйна (4) дал. Он говорит, что этот перевод более хороший.

 

М.: Более хороший… Лучший надо говорить.

 

Ж.: И что? Слова «более хороший» нету?

 

М.: Нету. Русские националисты должны по-русски хорошо разговаривать.

 

Ж.: Типа чего — под…? Знаешь, что?

 

М.: Да. Типа, чего, повелась? (Смеются.)

 

<…>

 

Ж.: Ты максимум за день сколько людей можешь убить в обычной жизни?

 

М.: Не знаю. Мусоров мог бы много. Я бы только делал бы, что ходил и убивал бы. Еще бы завтра нормально отстреляться.

 

Ж.: Мне кажется, уже ничего мешать не будет.

 

Голос за сценой: Спустя несколько часов, рано утром, Никита Тихонов и Евгения Хасис были арестованы. Все диалоги — подлинные, взяты из расшифровки санкционированной судом прослушки съемной квартиры, в которой жили Тихонов и Хасис.

 

1. Вася — Алексей Коршунов, подозреваемый в убийстве судьи Эдуарда Чувашова, скрывался в Украине, взорвался на собственной гранате во время ежедневной пробежки.


2. Вадик —Александр Паринов, подозреваемый в убийстве антифашиста Александра Рюхина, скрывается в Украине.


3. Опер — Сергей Голубев, в прошлом активный член международной националистической сетевой организации — «Blood and honor» движения, выступал свидетелем на процесс по делу Тихонова и Хасис.


4. Американский приверженец идеи белого национализма, автор нацистского манифеста «88 заповедей».

 

Новая газета

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com