запрещенное

искусство

18+

17.06.2010, Антимодернизм

Протоиерей Переслегин: Двоесловие/Двусмыслица: утверждение догмата

Христианство двусмысленно par definition,- написал в своем дневнике протопресвитер Александр Шмеман в 1982 году. Прошло всего 28 лет, и то, что писалось православным священнослужителем в дневнике по-французски, провозглашено православными священнослужителями публично, по-русски и от лица Церкви. «Христианство двусмысленно по определению».

В церковном притворе православного храма проведена концептуальная акция, высказывание которой совпадает со шмемановским. Христианство – говорят ее устроители – двусмысленно. Вы видите в нем одно, а мы – другое. И это – нормально, правильно, совпадает с определением христианской веры. Так и должно быть. Двусмысленность соприродна христианству, – писал о. Александр Шмеман. Теперь это – «догмат» модернизма. За неполных три десятилетия ошибочная дефиниция Православной Христианской веры прошла путь от эпатажа и диссидентства к семинарской рутине. Вспоминаются точные слова о. Михаила Помазанского: Новое богословие само становится в полном смысле слова «школьным», так как в своих основах питается из источников метафизики и собственного творческого воображения. Желая быть откровением новой эпохи, оно на деле являет собой схоластику двадцатого века.


Православное Богословие всегда учило и учит об одном и только одном смысле Христианства, совпадающем со смыслом человеческой жизни. Этот смысл – Живот вечный, и смысл человеку жить дает лишь Ходатай Вечного Живота. Аз есмь путь и истина и жизнь.

 

Это Богословие – Школьное и догматическое. Церковь есть его Школа, училище благочестия.

 

Смысл же высказывания выставки, проведенной в притворе Татьянинского храма при Московском Университете, сводится к иному: Вы понимаете так, а мы – иначе.

 

Вы видите здесь кощунственные инсталляции, тогда как это – творческий путь к Богу.

 

На сайте «Православие.ру» и «Татьянин День» были размещены адекватные отчеты об этом мероприятии. Адекватные настолько, чтобы сделать заключение о ее характере. Протоиерей и архимандрит, выступающие на ее презентации, стоят под экспонатом с надписью славянской вязью: «Спасайся кто может». Выставлены экспонаты группы «Синий Суп».

 

Этого – достаточно для непредвзятого суждения.

 

В самом деле.

 

«Спасайся, кто может» в притворе храма – это издевательство.

 

Устроители убеждены и пытаются убедить всех, что – нет, никакого издевательства, призыв к диалогу, проговаривание слов и смыслов.


Однако фраза, высказывание – не отдельное слово, но – мысль. Его смысл не изменишь. Чтобы его изменить, надо полностью менять контекст. А именно: весь текст. То есть: менять Веру.

 

Это очень просто: Господь хочет всем спастись. И является Спасителем всех человеков (1 Тим. 4:10). А от имени устроителей слышно: спасайся, кто может. Это принципиально другая вера. Тогда это – не кощунство. Это не кощунство, если это не Христианская вера, не ее представители, не ее храм.

 

Церковь не может говорить миру: спасайся, кто может, так как всегда и везде говорит: спасайтесь. Нет тех, кто «может» и «не может», ибо это значило бы эзотеричность Христианства. Могут все. За это Христос пострадал. Не все хотят. И не все спасутся. Но спасение обращено ко всем, а не к тем, кто «может». Когда апостолы спросили Спаса «кто может спастись?», Он ответил: Человеком это невозможно, но не Богу, все возможно Богу (Мф. 19:26). Для Церкви нет тех, кто «не может». Кто не хочет, кто окаменил сердце свое – другое дело. Спасайтесь от рода сего развращенного (Деян. 2:40) – не есть проповедь «спасайся, кто может», а: «спасайся, кто хочет спастись», ибо спасает Бог, который может спасти всех! А проповедь «спасайся, кто может» есть именно проповедь самостоятельного спасения человека своими усилиями. Проповедь отсутствия спасения для тех, кто «не может», у кого нет сил. Проповедь спасения крыс с тонущего корабля.

 

В этом контексте: призыв к спасению крыс с тонущего корабля – это не кощунство. Для крыс оно – хорошо, адекватно. В контексте же Христианской Веры – это кощунство, а не проповедь людям Истины и Вечной Жизни.

 

Итак, смысл высказывания не изменишь, он независим от контекста. В любом контексте он означает: «у кого есть силы, беги!» Но одно и то же по смыслу высказывание, полностью сохраняя свой смысл, меняет знак. Делается из хорошего – плохим. Чтобы изменить знак с плюса на минус, мало «вырвать из контекста», надо пересадить высказывание на текст принципиально иного смысла, иного духа. То есть надо менять саму веру.

 

Но нам опять и опять говорят: вы не понимаете смысла, вы вырываете из контекста. «Это шаг к Церкви, поиск истины этих заблудших душ». Нет. Группа «Синий Суп» – даже если выставит самые безобидные пейзажи с подписью «группа Синий Суп» – явление знаковое. Это знак кощунства, так как подпись: «группа Синий Суп» – есть уже текст, достаточный для адекватного понимания. Если бы они покаялись, то навсегда расстались бы с этим названием, которое исторически идентифицируется с кощунством, проведенном ими в Сахаровском центре. Это все равно, что выставить в храме пейзажи или натюрморты Геббельса. Сами подумайте: «Синий Суп». Пусть Алексей Добров и Даниил Лебедев вырвут себя самих из похабного контекста своего самоназвания – и тогда сравнивайте их с Пушкиным, выкупавшим и сжигавшим списки «Гаврилиады»!

 

Поэтому доказывать, что это кощунство – несколько неадекватно.

 

Христиане видят его в силу своей Веры.

 

А где происходит раздвоение, там вторгается двусмыслица, то есть бессмыслица, которая, по о. А. Шмеману, якобы, является содержанием Христианства. Вы видите так, а я – иначе. Но в Христианстве это невозможно. Подчеркнем это. Ибо «другой контекст», в котором нас призывают «увидеть» это кощунство – есть иная вера. Да, если «Бог у меня в душе», как говорит современный обыватель, представитель масскульта или андеграунда (они слились!), тогда это – не кощунство. А если Бог независим от нас, если Он в действительности на Небе, вознесся туда и придет оттуда – тогда это вызов Ему.

 

Для христиан кощунство объективно, так как для христиан объективен Бог. Но сама объективность Бога – предмет веры Христиан!

 

Если же предметом веры является бог субъективный – то это иная вера. И в ее контексте и работы «группы Синий Суп» и надпись «спасайся, кто может» в преддверии Святого храма кощунством не являются, так как нет издевательства над предметом этой веры, совпадающим с субъектом, автором высказывания. Ясно, что кощунством для этой «веры» является лишь издевательство «художника» над своим «я», то есть отказ самому себе в любой степени самовыражения.

 

Передовая мысль все активней ищет возможные пути возрождения, возвращения к живому источнику культуры – идеалистической философии, вере и «новой» религиозности,- заявляют устроители церковно-»художественной» выставки в размещенной на стенде аннотации. Человеку дана созидательная возможность превращать художественное действие в молитву.

 

Это откровенное признание «передовой мысли» в поиске имманентной своему падшему «я» «молитвы» и «религиозности» и есть, по сути, презентация новой веры, ни в чем не совпадающей с Христианством. Размещенное в преддверии храма как «синтез» святости и кощунства, оно свидетельствует о проникновении гностицизма внутрь Церкви.

 

Антимодернизм

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com