запрещенное

искусство

18+

21.01.1998, Художественный журнал, Андрей Филиппов

Андрей Филиппов о Цетинской биеннале

Позиция Володи Мироненко заключается в том, что нельзя ограничивать свободу художника. Я стою на тех же позициях, но при возможности выносить свои оценки. Свободу творчества любого человека ограничивает его загробная жизнь- в этой каждому дано делать все, что угодно, в этом и есть свобода воли и выбора. 

 

Если говорить о работах Авдея, то, во-первых, на мой взгляд, они очень слабые, а, во-вторых, они оскорбляют мои религиозные чувства, и, в третьих, делать скандал в такой неспокойной точке земного шара, мягко говоря, нехорошо. Известно, каким взрывоопасным котлом являются Балканы. Опять-таки, это скорее упрек кураторам, мне странно, что понятие политкорректности распространяется на проблемы секс-меньшинств, национально-расовые проблемы, но не на проблемы, связанные с религией.

 

Эпатаж приемлем, когда это результат определенной работы человека над свои творчеством. Например, схожие по тематике работы "Медгерменевтов" - "Пустые иконы" и "Ортодоксальные обсосы" - сделаны людьми, играющими с религией, но не переходящими определенных границ, за которыми - кощунство. Они сделаны точно и красиво, это художественные произведения,в отличие от работы Авдея, не несущей в себе ничего, кроме прямого оскорбления. Произвдения "медгерменевтов" не вызвали бы подобную реакцию в Черногории. Для понимания их творчества нужен определенный багаж, которого нет у Амфилозия, и произошло бы примерно то, что происходило в свое время с московским концептуализмом и КГБ, которое понимало, что ребята делают что-то не то, но что именно, определить было невозможно.

 

ХЖ, №18-19

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com