запрещенное

искусство

18+

24.04.1992, Андрей Ковалев

Андрей Ковалев: Жертвоприношение.

Дело об убийстве свиньи в галерее "Риджина".

Совершенно ужасное и кровавое убийство. В рамках акции "Пятачок раздает подарки", завершившей фестиваль анималистических проектов, был заколот любимый герой детских сказок Пятачок. Тело его было расчленено и роздано присутсвовавшей на злодеянии публике.

 

Само действо было обставлено намеренно холодно и технологично, что, по замыслу автора экспозиционного проекта Олега Кулика, должно было снять все возможные ассоциации с кровавыми ритуалами и жертвоприношением. Призвание Героя состоялось на Центральном рынке, затем он был водворен в специально выстроенное изолированное от всей остальной галереи помещение. Посторонние туда не допускались - все события можно было наблюдать через монитор, установленный в перегородке, отделяющей "домик Пятачка" от публики.

 

Естественно, никаких ожидавшихся рек крови в натуре не присутствовало, и вообще сама технологическая процедура забивания борова, произведенная группой "Николай" (мясники с Центрального рынка), оказалась на удивление, короткой по времени и не столь зрелищной, как это можно было предположить. По крайней мере никаких обмороков и истерических выкриков не наблюдалось.

 

Все остальные операции - спаливание туши, разделка на порционные куски и т. д. - были проведены исполнителями с высоким профессионализмом. Мастера своего дела, они работали споро и умело, было заметно только, как они волнуются в связи с ответственностью момента. Затем в перегородке отворилось круглое оконце и началась самая важная и ответственная процедура - раздача пакетов с мясом только что заколотого борова. Выдача производилась строго по предъявлению предварительно отмеченных пригласительных билетов.

 

По истечении некоторого времени мной была предпринята удачная попытка получить еще один дополнительный пакет с мясом "из-под прилавка". В обоих пакетах преобладало сало с небольшим содержанием мяса. Визуальное наблюдение в щели занавеса показало, что лучшие куски мяса ушли "налево".

 

Олег Кулик коварно упаковал под одним названием сразу две акции - "Умервщление" и "Раздачу", апеллируя таким образом к базовому лозунгу Первого Рима: "Хлеб и зрелище неразделимы". Транспонировав эту формулу в ситуацию Третьего Рима, Кулик совершенно верно узурпировал место ключевого персонажа - раздатчика-мясника. Примечательно, что именно на моменте "раздачи", а вовсе не жертвенности, сделан акцент и в циническом наименовании акции - "Пятачок раздает подарки". Следует также напомнить, что тот же Кулик полгода назад уже производил подобную операцию по преображению физиологического в эстетическое, устроив на вернисаже выставки Аркадия Петрова первую свою гекатомбу - акцию "100 поросят".

 

Развитый в социалистическом и постсоциалистическом топосе культ еды/жратвы использован как поле артистических манипуляций, позволяющий вовлеч множество неофитов в магический орден Жрецов - пожирателей Жратвы. Именно в этом смысле можно понимать заявления Кулика о желании стать новым "Государственным художником". Новую власть представляет владелец галереи "Риджина" Владимир Овчаренко, крупный бизнесмен, смысл негоций которого, как то принято, сокровенен, но позволяет осуществлять подобные аавнтюристические задумки.

 

Итак, мифологические перспективы оказались изначально смещены акцией "Сто поросят", когда вернисажная публика, словно спутники Одиссея волшебницей Цирцеей, была превращена в чавкающее стадо. Что касается нынешнего события, отметим, что отчетливый мотив поедания тотемического предка, неизбежно всплывающий в партитуре контекста, прозвучал ловко закамуфлированным под актуальную масс-культурную мифологию. В ней Свинья, животное инфернальное и нечистое, самым странным образом трансформировалось в милого, наивного и симпатичного Пятачка или дружных и веселых Трех Поросят, героических борцов за священное право Частной собственности.

 

Подстановка произведена необыкновенно умело - идея сожрать Пятачка, такого славного и доброго, выглядела кощунственно. Признаюсь, обнаружив пропажу выданных мне в "Риджине" пакетов, я испытал не только горечь утраты, но и душевное облегчение. Хотя свиньи, строго говоря, именно для заклания и поедания и предназначены.

 

Таким образом, провокация произошла на уровне массового сознания, и оно с благодарностью на него откликнулось. Масс-медиа, обыкновенно столь безразличные к занятиям художников, неожиданно возбудились, и слухи о событиях в "Риджине" приобрели характер хорошо спланированного скандала.

 

Особенная пикантность заключалась в том, что галерея частная и принадлежит, таким образом, к миру брокеров и совместных предприятий. Даже на плакатах, которые принесли с собой "зеленые", явившиеся защищать Пятачка, типично природоохранительные и вегетарианские мотивы самым парадоксальным образом перемежались с фразами из популистского лексикона. В одном из лозунгов предлагалось "не унижаться" перед буржуями и не брать из их рук мяса.

 

Регулярно захаживая на различные художественные мероприятия, я никогда еще не видел такого ажиотажа и возбуждения. Пикетчики пикетировали и раздавали листовки, журналисты пытались прорваться. Здесь младое капиталистическое племя тоже не осталось в долгу и в лучших бюрократических традициях выставило серьезную охрану: пропускали только по пригласительным, которые дополнительно на входе отмечали красной ручкой, и так далее.

 

Более того, запланированное действо, по сути дела, началось еще в ночь перед акцией, когда двери галереи были торжественно обмазаны (пардон) калом. Злоумышленники оставили на месте преступления деревянную ложку, коей и был кал набрасываем на двери. Естественно, ложка немедленно была приобщена к документации. Избрание для этой акции кала, по всей видимости, свидетельствует об апелляциях артистической группы, которая ее производила, к инфантилистским комплексам самой ранней (все помним Фрейда), еще анальной стадии.

 

Возможно, та же группа произвела и другую, обрамляющую акцию. Следующей ночью витрины галереи были разбиты распиленными пополам гантелями. На гантелях содержались надпись "Ниф-Ниф", "Нуф-Нуф" и "Наф-Наф". На обсуждении фестиваля на мой вопрос о принимаемых мерах Владимир Овчаренко ответил, что меры приняты, витрины вставлены, проводятся розыскные мероприятия. Боюсь только, детективы здесь вряд ли помогут.

 

Несмотря на то, что обрамляющая акция ясно носила характер такого же перфоманса, что и основная, тень невинно убиенного Пятачка разделила элитарную вернисажную тусовку. Большая ее часть объявила "Риджине" бойкот и с возмущением высказывается о новейших безобразиях Кулика, который перешел все границы. С этим невозможно не согласиться, но по меньшей мере странно оборонять линию фронта, когда потенциальный противник давно с нее удалился восвояси, и считать это высшим делом всей жизни. Как водится, из-за свиньи поссорились наши Иваны Ивановичи с Иванами Никифоровичами.

 

Если продолжать список нарушенных в тот день в галерее табу, то следует учесть также некошерность свиньи как таковой для иудеев и мусульман, а с христианской точки зрения исключительно удачный выбор времени для акции - Великий пост.

 

Из вышесказанного естественным образом вытекает, что единственной истинной целью акции "Пятачок раздает подарки" была именно провокация, и возмущенные репортажи в газетах, на телевидении и радио были запрограммированны Куликом, а их авторы, следственно, работали по разработанным для них заданиям. Действительность превзошла все возможные ожидания, и добровольцев среди журналистов оказалось более чем достаточно.

 

Самое же примечательное во всем этом то, что впервые те странные для публики действия, которыми занят современный художник, обсуждались как искуство, и никто не произнес сакраментальную и трагическую фразу: " Это ведь не искусство".

 

В самом деле, раз это не искусство, то и предмета для разговора нет, так как забой кабанчика как таковой не может рассматриваться как злодеяние или преступление. Стратегия была выявлена снайперски точно, и Кулик оказался, кажется, первым, кто публично сорвал с себя прилипшую маску авгура и жизнеучителя, и начал заниматься тем, чем должен заниматься современный художник, - провокацией, раздразниванием всегда готового к сытой дремоте общественного сознания. Для этого, правда, пришлось убить такого милого симпатичного Пятачка, но его шкурка стоила выделки - занятия современным искусством, наконец, потеряли свою приватность и стали делом общественно значимым.

 

Единственное, что смущает, - подобного рода брутальные эксперименты только по эту сторону бывшего железного занавеса в новинку - на Западе они производились, и уже давно. Интересней как раз то, что давно отработанный художественный прием у нас, как мы видим, оказывается вполне работоспособным и действующим.

 

Остается, правда, еще одна область острых экспериментов - манипуляции с людьми. Честный радикальный художник должен, конечно, начать перестройку с самого себя. Тогда вегетарианцы с плакатом "Производите дурацкие эксерименты с собой, а не с животными" будут удовлетворены, шума никакого не будет, а галерея "Риджина" погрузится в смертельный для нее мрак забвения.

 

Андрей Ковалев

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com