запрещенное

искусство

18+

29.05.2006, Политический журнал, Григорий Нехорошев

Григорий Нехроошев: За единое эротическое пространство

Взлет и падение газеты "Еще"

Летом 1988 г. главный редактор еженедельника «Книжное обозрение» Евгений Аверин, бывший работник Московского городского комитета КПСС, созвал срочное совещание в середине рабочего дня. «Я только что с совещания в ЦК КПСС, – важно сказал Аверин. – И хочу сказать вам, что мы должны срочно подключиться к борьбе со СПИДом. Потому что в ЦК я понял, насколько это серьезно. За много лет, товарищи, я ни разу не слышал в ЦК слова, извините, «презерватив». Сегодня оно прозвучало там несколько раз. Теперь вы понимаете, насколько серьезна проблема СПИДа!»

 

Этот случай мне пришлось описать в начале 1991-го по просьбе журналиста Владимира Линдермана, главного редактора и издателя первой в СССР эротической газеты «Еще». Самое поразительное, что эту крохотную заметку прочитали десятки моих знакомых и коллег. Через несколько месяцев после ее публикации кто-то спросил меня, немного замявшись: «Что, все действительно так и было?»

 

Все так и было. В самом конце 80-х наиболее политизированные граждане собирались по средам у подъезда редакции еженедельника «Московские новости» на Пушкинской площади, где на специальном стенде вывешивали только что вышедший номер самой свободной по тем временам московской газеты. Но на западных рубежах СССР уже выходила еще более свободная газета – еженедельник «Атмода», орган Народного фронта Латвии. Свежий номер «Атмоды» на Пушкинской площади был не менее популярен, чем «Московские новости». Там публиковались в том числе и те материалы, которые по цензурным соображениям отвергли в «Московских новостях». Знаменитые в перестроечные времена молодые журналисты Андрей Бабицкий, Максим Соколов, Михаил Леонтьев, Дмитрий Волчек, Виталий Портников начинали свою карьеру именно в «Атмоде». С московскими авторами работал в «Атмоде» заместитель главного редактора, рижский поэт и журналист Владимир Линдерман. Сейчас он разыскивается латвийской полицией по обвинению в подготовке покушения на президента Латвии Вайру Вике-Фрейбергу, живет в Москве, где под партийным псевдонимом Товарищ Абель продолжает политическую борьбу в качестве члена ЦК Национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова.

 

Но уже зимой 1990-го большинство советских газет наплевало на цензуру, и популярность «Московских новостей» и «Атмоды» пошла на убыль.

 

Чтобы поддержать интерес к своей газете, Владимир Линдерман стал придумывать «нестандартные ходы» и опубликовал интервью с лидером московских гомосексуалистов Романом Калининым под заголовком «С Горбачевым я бы спать не стал» и статью-мистификацию журналиста Николая Кабанова о рижском клубе онанистов. Господин Кабанов сейчас депутат сейма Латвии, лидер русскоязычной фракции. Номера с этими статьями разошлись без остатка.

 

Вдохновленный популярностью этих номеров, Линдерман и задумал тогда первую в СССР эротическую газету.

 

К тому времени Владимир Линдерман уже вышел из Народного фронта Латвии, поскольку, по его словам, «надоела политика, в ней ничего интересного не стало». «Меня «прикалывало» тогда бороться с советским ханжеством. А с ханжеством можно было бороться на эротическом поле», – говорил мне Линдерман пару лет назад в «бункере» НБП, когда мы вдруг вспомнили события тех лет. И Линдерман стал издавать эротическую газету «Еще». Почему было выбрано такое название? «Если закроют, то начнем издавать «Еще раз», а еще раз закроют – будет газета «Еще и еще раз». Первые номера первой в Советском Союзе эротической газеты вышли тиражом 50 тыс. экземпляров. Через полгода тираж достиг миллиона. В конце 1990 г. президент Михаил Горбачев выпустил постановление «О борьбе с эротикой и порнографией», оно было напечатано в «Правде».

 

Как раз через две недели после публикации в «Еще» заметки «Любимая женщина Горбачева», якобы перепечатанной из израильской газеты «Едиот ахронот», о том, что у президента роман с Машей Калининой, первой «Мисс СССР». А в первом номере «Еще» была опубликована мистификация о том, что одна из шведских фирм наладила выпуск презервативов в упаковках с портретом Михаила Горбачева.

 

Главная латвийская типография в «Доме печати» отказалась после этого постановления печатать «Еще». Номер газеты выпустили в одной провинциальной типографии. Ответственным за реализацию этого постановления был назначен тогдашний министр культуры СССР Николай Губенко.

 

В то время в газете публиковались тексты писателей Владимира Сорокина, Эдуарда Лимонова, Егора Радова, Макса Фрая, Кати Метелицы, Михаила Новикова, корреспондента Би-би-си в Нью-Йорке Владимира Козловского и даже «потаенная проза» одного из теоретиков русского духовного православного возрождения, автора многотомного исследования о московских церквях «Сорок сороков» Петра Паламарчука. Под псевдонимами печатались там многие известные московские писатели и журналисты – от авторов газет «Завтра» и «Советская Россия» до нынешнего владельца сети модных клубов-ресторанов «ОГИ» Дмитрия Ицковича, который опубликовал там рассказ «Как я спал с хасидкой». Одно время главными редакторами московского выпуска газеты «Еще» были скандально известные ныне писатели Баян Ширянов и Зуфар Гареев.

 

Владимир Линдерман продолжал интересоваться политикой, и в начале 1992-го на обложке «Еще» была изображена карта Советского Союза с контурами обнаженного женского тела и призывом «Сохраним единое эротическое пространство!». После этого в газете появилась и постоянная рубрика «Новости единого эротического пространства». Требовал редактор от своих сотрудников и интервью с известными политиками – согласились, правда, только Владимир Жириновский и Виктор Алкснис.

 

По словам тогдашнего московского представителя «Еще» Артема Боровского, после первых же номеров газету буквально завалили письма читателей. Люди рассказывали о своих сексуальных проблемах и тайных желаниях. Один из православных священников прислал собственную фотографию и письмо с достаточно откровенным намеком на желание сексуального контакта с главным редактором. Были и возмущенные письма, но немного.

 

До октября 1993 г. газета «Еще» приносила гигантские прибыли, и соответственно, там платили самые большие гонорары. Владимир Линдерман открыл в конце 1991-го и первый на территории СССР секс-шоп.

 

24 октября 1993 г., после известных боев у Белого дома, постановлением президента России газета «Еще» была закрыта вместе с газетами «Правда», «Советская Россия», «День», «Пульс Тушино» и несколькими более мелкими коммунопатриотическими изданиями. Линдерман считает, что закрытие газеты «заказали» его конкуренты из газеты «СПИД-инфо». В то время она принадлежала господину, который сейчас владеет пиар-агентством, работающим по заказам администрации президента. Вскоре арестовали тогдашнего главного редактора московского отделения «Еще» Зуфара Гареева и московского издателя газеты Алексея Костина. Последний просидел в Бутырской тюрьме без малого два года.

 

Владимир Линдерман был объявлен тогда во всероссийский розыск, но часто приезжал в Москву нелегально, чтобы поддержать друзей, и даже инкогнито присутствовал на судах по «делу Костина». В 1995 г. он решил, что ему «надоело бороться с совковой нравственностью таким образом». А газета «Еще» после долгих судебных разбирательств стала обычным коммерческим предприятием средней руки и свободно продается теперь в секс-шопах, запечатанная в целлофан.

 

Политический журнал

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com