запрещенное

искусство

18+

17.05.2012, Московские новости, Михаил Мошкин

Самое актуальное искусство — компромисс

Сторонникам и противникам Марата Гельмана стоит прислушаться друг к другу

Галерист и публицист Марат Гельман, одно время подвязавшийся на ниве политтехнологий, а теперь приобщающий провинцию к актуальному и радикальному искусству, преуспел в Перми, но «погорел» в консервативном Краснодаре. Сюда Гельман привез проект ICONS, и, учитывая специфику регионального мировосприятия, загодя объяснил, что по-русски выставка называется «Иконы», а инсталляции и объекты не оскорбят чувства верующих. Однако краснодарские «гражданские активисты», которые хоть и называются так на современном политическом жаргоне, но  довольно сильно отличаются, скажем, от участников бессрочных гуляний по Москве, предпочли оскорбиться, о чем заранее предупредили Гельмана.

 

В итоге во вторник, 15 мая,  у входа в Краснодарский краевой выставочный зал собралось около полусотни человек, желающих ознакомиться с инсталляциями и объектами, и втрое больше тех, кто не желал видеть «на кубанской земле кощунство и надругательство над русской культурой». Последние несколько раз прокричали: «Гельман, вон с Кубани!» и перегородили вход. В итоге выставку так и не удалось открыть. А несколько противников актуального искусства в полном соответствии с канонами искусства полицейского были «упакованы» в автозак — ведь их акция была несанкционированной.

 

Вряд ли этими эстетическими разногласиями остался доволен недавно переизбранный краснодарский губернатор-единоросс Александр Ткачев, собственно, пригласивший Гельмана и договорившийся с ним об открытии центра современного искусства. Удивительно, но факт: ревнители консервативных ценностей, которые во всех экспертных раскладах оказываются в лучшем случае в роли агрессивно-послушного меньшинства, на сей раз стали протестующими, а власть вступилась за «радикальных акционистов».

 

Примечательно и то, что акция краснодарских консерваторов, хоть и инспирированная местным духовенством, не была поддержана даже теми, кого некоторые считают одиозными рупорами патриархии. Всеволод Чаплин накануне заявлял, что не все работы подопечных Марата Гельмана стоит порицать. А от другой ультраконсервативной «инициативы снизу» церковное руководство и вовсе открестилось. Напомню, когда Союз православных братств потребовал запретить постановку оперы «Золотой петушок» в Большом театре (кощунством назвали трактовку режиссера Кирилла Серебренникова) и выразили надежду, что патриарх Кирилл «скажет свое веское слово об этом богохульстве и обратится на сей счет к власти», веское слово прозвучало из уст главы синодального информационного отдела Владимира Легойды. «Я не считаю нужным что-либо запрещать, если это не нарушает закон», — сказал тот. И добавил: но это «не значит, что нужно изолировать от критики эстетические и этические формы».

 

Собственно с недавних пор критика различных «форм» — эстетических, этических, политических и каких угодно еще — перестала в России быть редкостью. И далеко не все проявления проснувшегося гражданского (и в том числе православного) самосознания понятны и приемлемы для тех, кто обычно ассоциирует себя с гражданским обществом.

 

И для оппонентов. Возможно, что следует прислушаться к тому, о чем пытаются сказать и Марат Гельман, и (неожиданно для многих) о. Всеволод Чаплин. Православным братствам и сетевым сообществам, «Жан-Жаку» и «Уралвагонзаводу» придется искать общий язык. Предыдущий опыт показывает, что когда между верхами и низами, городом и деревней, различными сословиями и классами наступает стойкое непонимание, то ничем хорошим это не заканчивается.

 

Московские новости

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com