запрещенное

искусство

18+

07.06.2010,

Авдей Тер-Оганьян. О выставке современного искусства в церкви

Не знаю что говорят о выставке в Москве, но не пишут ничего. Я понимаю, гордиться нечем, художественных достижений никаких, скорее наоборот. Критиковать у нас не принято, во-первых, художники все известные, денег стоят, во-вторых, все страшно озабочены такой мифической вещью, как «пиар», не дай бог его кому-нибудь не тому сделать, поэтому молчим. Или просто сказать нечего.

 

Мне все это совсем не нравится. Я серьезно озадачен вопросом - Понимает ли художественная общественность, что происходит? Что такое «современное искусство», каковы его цели и задачи, каковы критерии оценок? Вообще, хорошая получилась у Гора выставка или плохая?

 

Вопрос этический, наверное, наиболее понятный, не в том смысле, что на него существует однозначный ответ, а в том, что он обсуждаем.
- Прилично ли лизать жопу власти?
- А если искренне, по любви?
- А вот тут у нас один искренне, по любви, на фашистов работает, и его работы высоко оценивают специалисты?
- А у нас кончились советские времена, когда указывали, что хорошо и что плохо, свободные мы теперь или нет?
- А прилично ли сотрудничать с организацией, от имени которой наши коллеги подвергаются угрозе тюремного заключения, и суд над некоторыми еще не закончен?
- А мы для этого и устраиваем выставку, чтобы наладить диалог, и показать что не все наши коллеги такие, ведь есть среди художников и верующие, которым не нравится безбожное искусство, разве это плохо?

 

Ну и т.д., дело здесь в политической позиции, и они у разных людей разные, как, соответственно, и этика.
Что тут скажешь, вот на днях Палажченко поставил в один ряд находящихся под судом куратора и уголовника, как членов одного художественного сообщества, которые находятся в трудной ситуации. Коллеги ведь, значит, и помогать надо, правильно? Да, этика штука сложная. Но есть и вопросы эстетические, это как раз по нашему профилю.

Начну издалека.

Прекрасному, хорошему, интересному, настоящему в искусстве противостоит не плохое, какое-то ужасное, безобразное, а посредственное. Это понимает каждый художник. «Современное искусство» противопоставляет себя не классике, а эпигонам классики. Не Рафаэлю, а Глазунову. Не Рублеву, а Софрино. Не прошлому, а устаревшему. Что есть традиционное искусство сегодня, - массовая культура, кич, попса. «Современное искусство» это «настоящее искусство» сегодня, у него нет, и никогда не было, формальных отличий от посредственного. Посредственность всегда окружает настоящее, но тонкая грань всегда присутствует. И грань эта - во внутренних задачах, которые ставит перед собой художник, это не что-то мистическое, а вполне наглядное. И задача художника сделать это внутреннее - внешним, явным. У хороших художников это получается.


Искусство меняется вместе с жизнью. И у него меняются задачи. С ренессанса по конец 18-го века задачей было жизнеподобие, и картина достигла в этом невероятных высот. В 19-м веке французская академия выпускала художников, как сейчас инженеров. Искусство написания картин превратилось в ремесло. Нельзя дважды открыть Америку, и задачи искусства изменились. Они менялись и на протяжении классического периода, и напрасно наивный зритель заявляет, что хорошо понимает классическое или средневековое искусство вне его исторического контекста. Предыстория «современное искусство» началась в 19-м веке с романтизма, реализма, импрессионизма, символизма. Это искусство отличалось от классического разными художественными задачами, концептами. Из-за постановки разных задач возникали разные методы работы, менялась форма. Пытаясь передать «правду жизни», художники-реалисты жертвовали формальными средствами выразительности, композицией и цветом, импрессионисты жертвовали сюжетом, символисты жизнеподобием. Так появилось искусство двадцатого века, полностью отказавшееся от классической цельности и озадаченное анализом собственного языка, как средства передачи реальности. Как ученые, которые говорят о математике, генетике, психике, социуме, политике, больше говорят нам о жизни,, чем древние мудрецы, говорящие о жизни в целом, пользуясь языком притчи и заповеди. Искусство стало аналитичным и концептуальным, нисколько не утратив живости и непосредственности, просто, чтобы понять его, необходимо понимать те задачи, которые перед собой ставит художник, т.е. понимать контекст. С точки зрения этих задач попробуем посмотреть на выставку.

 

Если не говорить о стратегических задачах, не знаю, насколько результативен был этот отсос. Но если рассматривать выставку, как художественное явление, у куратора Гора Чахала, то на мой взгляд, выставка не получилась, совсем.

Показательно, что об этом никто и не заикается, а ведь главная задача любой выставки, хоть в церкви, хоть в бане, показать хорошее искусство. И дело не в том недостаточном респекте, - «выставка в фойе», о котором говорит Ерофеев. Дело в том самом пресловутом контексте. Один из организаторов выставки со стороны церкви отметил, как достижение, что художники отказались от эпатажа. Этот отказ и оказался потерей главного. Эпатаж это и есть основа, не всегда, конечно, в грубой и брутальной форме, но «современное искусство» - это искусство критическое и аналитическое. Это как бы научный эксперимент над зрителем: попробуем заменить предметы в картине на геометрические формы, что скажут знатоки, или попробуем-ка написать прекрасную картину веником?
В этом и есть основной смысл, в эксперименте, в эпатаже. «Современное искусство» никогда ничего не сообщает зрителю. Смысл есть, а мессиджа никакого, этим оно и отличается от искусства традиционного, посредственного, агитационного.

Об этом и позабыл куратор и художники, желая втиснуть свои «христианские» размышления в неподходящую форму.

 

Тупик Чахала нагляден, его «Имена бога» не более, чем наглядная агитация, этакий дизайн.

 

Как и орлики Андрюши Филиппова - убожество. В традиционном искусстве работа над формой возвышает,  изображенное в случае с Филипповым – халтура, даже спираль из орлов криво высовывается в сторону. В 80-е годы эта игра с имперскостью была иронична и критична по отношению к советской действительности, а самодельность противопоставляла художников андеграунда официозу. Сейчас, когда орлы на кремлевских башнях, о чем это?

 

У Звездочетова те же проблемы. Его антихудожественность, дерзость, непристойность, несолидность, китчевость работали и работают сейчас в контексте серьезного, респектабельного, коммерческого искусства.

Когда Костя «дает православного», все разваливается, китчем в церкви не удивишь, работа проваливается, «художники детям», как у того попа, который решил блеснуть своими познаниями в искусстве и при помощи подписи представляет детский уголок, как свою работу.

 

Врубель со своими соединением фото и цитат - посредственно, эти банальности остаются искусством исключительно благодаря дикости прихожан и попов, у которых такое искусство рождает протест и тем самым будит мысль.

 

Работа Сигутина «Спасайся кто может», может быть, единственная сохраняет свою критическую парадоксальность в этом контексте, ведь эта команда на корабле означает, что капитан слагает с себя всяческую ответственность и больше не знает, что делать. Такая работа в институции по спасению душ может восприниматься провакационно.

 

Куприянов, как обычно, что от него ждать.

 

Видео Синего супа – фрагмент фильма о приключениях Исуса Христа, крутые спецэффекты это все.

 

Планетарий с ХВ - как провокационный политический жест может быть интерпретирован, типа, - Вот, суки, че творят. Это когда зритель не знает, кто натянул этот гандон на символ науки, и думает о градоначальнике. В церкви выглядит как проект мракобесного дизайна.

 

Никита со своей загадочностью просто пролетает - Три - значит троица, все ясно.

Не удивительно, что о художественных произведениях говорят только православные критики выставки. И если подумать, они правы. Не место «современному искусству» в церкви. Оно или оскорбляет чувства верующих, либо является жалкой халтурой, как в нашем случае. Церкви не нужно искусство. Искусство стало собой только отделившись от церкви.

Выставка не ужасна, она посредственна.

Вот бы я ужасную выставку в церкви устроил, все бы вздрогнули. Да разве дождешься от этих дебилов приглашения.

 

ЖЖ Тер-Оганьяна

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com