запрещенное

искусство

18+

10.10.2003, Юрий Самодуров

Юрий Самодуров: подробности дела погромщиков Сахаровского центра

У   Вас   в   руках   документы,   которые послужили   непосредственной   причиной   для   данной   пресс-конференции. Первый документ - это обращение Инициативной группы "Общее действие", подписанное    большим    числом    известных    Вам    лиц    к    Генеральной прокуратуре.

Суть этого письма в том, что мы, подписавшие это письмо, категорически не согласны с тем, что Московская прокуратура без всякого объяснения причин отказалась обжаловать решение Замоскворецкого суда, фактически   оправдавшее   хулиганов,   разгромивших   в   январе   выставку "

Осторожно, религия". Само дело было возбуждено Таганской прокуратурой по   факту    хулиганства.    Дальше   дело   было    передано    в    Московскую прокуратуру, которая дважды продляла срок следствия. То есть в течение нескольких месяцев факт хулиганства и разгрома выставки не подвергался сомнению и был очевиден для всех; его не отрицали  и сами участники разгрома.

В конце концов, поскольку вокруг этого дела была развернута громкая политическая компания, и Государственная Дума с третьего раза 12 февраля приняла Обращение к Генеральному Прокурору В. Устинову,  в котором практически обвинила Музей в разжигании  межнациональной  и межрелигиозной розни, то параллельно было возбуждено дело протир Музея и'против художников-участников этой выставки.

Таким образом, длительнее время существовало параллельно два дела. Сейчас осталось одно - дело против Музея и художников-участников выставки "Осторожно, религия!". Второе дело, которое возбудила Таганская прокуратура, было прекращено решением   Замоскворецкого   суда.

При   этом   адвокат,   представляющий интересы Музея, не был допущен на слушание дела в суде.

Само дело в Замоскворецком   суде   возникло  следующим   образом.   Двое     участников разгрома обращались несколько раз с жалобой на следователя, ведущего их дело, и получали отказ. В конце концов, они обратились в суд и заявили, что дело против них незаконно, так как разгром выставки - это не хулиганство, а защита прав верующих. То есть, они просто исполнили свой гражданский долг.

Истцами в этом деле были хулиганы, а ответчиками следователь и прокуратура,     возбудившая     это     дело.

Судья     принял     удивительно казуистическое решение, в результате которого дело против хулиганов было прекращено.

Мы  считали, что так как дело было  возбуждено  и  велось прокуратурой,   то   она   должна   обжаловать   решение   суда.

Однако   в положенный  десятидневный   срок   прокуратура   не   подала   жалобу.   Из частного разговора адвоката Музея со следователем стало ясно, что решение о том, чтобы дело не обжаловалось Прокуратурой, было принято на самом "верху".     Скорее     всего,     это    решение     было     принято     Генеральной Прокуратурой.

В соответствии с законом и  здравым смыслом Инициативная группа   "Общее   действие"   обратилась   в   Генеральную   Прокуратуру   с просьбой указать Московской прокуратуре на то, что она обязана обжаловать решение   Замоскворецкого   суда.   Если, же  обжаловать   это   решение   уже невозможно  в связи с истечением срока или по другим  процессуальным причинам, то следует снова возбудить это дело.

В пятницу мы получили ответ из Генеральной прокуратуры, который тоже довольно казуистический. Сообщается, что постановление суда о возбуждении уголовного дела против этих граждан  признано незаконным. В связи с этим дело прекращено,  и каких-либо        нарушений        действующего         процессуально-уголовного законодательства не допущено. Оснований для вмешательства Генеральной Прокуратуры нет.

Возможно, что формулировка с юридической точки зрения правильная.  Возможно,  каких-либо  процессуальных  нарушений,  с точки зрения Генеральной Прокуратуры, нет, хотя, по мнению нашего адвоката, было допущено, по крайней мере, одно очевидное нарушение. Во-первых, судья  отказал  адвокату  в  присутствии  на слушании  этого  дела,  а,  как заинтересованная сторона, он имел на это право. Во-вторых, судья отказался принять кассационную жалобу на свое решение - сначала в устной форме, а потом,    когда    жалоба    была    послана,    пришел    письменный    отказ.

Я разговаривал с Г.М. Резником. Его гипотеза состоит в том, что, в связи с тем. что дело было возбуждено Прокуратурой по факту  хулиганства, а не  по жалобе Музея, то Музей не признан в данном деле гражданским истцом. Это и дает, по мнению Г.М. Резника, возможность сделать заключение о том, что процессуальных нарушений нет. Однако всем  понятно, что речь идет о разгроме   выставки,   об   очевидном   хулиганстве.

И   поэтому   решение Прокуратуры практически является одобрением и разрешением погромов и подобных акций по идеологическим и, в том числе, по религиозным мотивам. Мне   кажется,   что   погром   по  религиозным   мотивам   гораздо  хуже,   чем подобная акция, совершенная в пьяном виде. Прокуратура согласилась с тем, что такие  погромы  по идейным соображениям допустимы.  К чему это приведет, можно только гадать.

Это можно связать с тем, что Прокуратура в течение многих лет не замечает проявлений жесткости и ксенофобии по отношении к людям неславянского происхождения. Москва в этом смысле достаточно расистский город. В обществе существует представление о том, что, во-первых, можно "мочить" кавказцев, африканцев, азербайджанцев и т.п., а, во-вторых, о том, что церковь - это некая особенная организация, с которой лучше не связываться. Если есть люди, которые объясняют свои действия искренними религиозными чувствами, заявляют, что их оскорбили, и   поэтому   они   кого-то  "мочат",  то  лучше  сделать  вид,   что  этого   не существует или, что это допустимо.

С точки зрения Музея церковь - это один из значимых гражданских институтов в нашем обществе. Ни больше и ни меньше. И как любой другой гражданский институт, церковь не может быть ограждена от обоснованной и справедливой критики в отношении каких-либо аспектов своей деятельности, которые не связаны с богословскими вопросами, а касаются деятельности церкви, как гражданского института.

Претензии православной церкви выходят за рамки обычного гражданского института. Некоторые церковные чиновники пытаются превратить церковь в господствующую идеологическую и политическую силу в государстве и обществе, несмотря на то, что наше общество, и по Конституции, и реально, является многонациональным, многоконфессиональным, мультикультурным и светским.

Такие претензии гражданского института мне кажутся смешными, недопустимыми и опасными. Это ростки некого православного-тоталитаризма. Практически все мы в советское время испытывали сочувствие к церкви и верующим, поскольку государство, лицемерно провозгласив свободу совести, всячески подавляло религиозную деятельность и затрудняло верующим возможность исповедовать свою веру. И я в этом смысле всегда был на стороне церкви и верующих, но сейчас маятник качнулся в другую сторону.

Претензии церкви на то, чтобы, вступив в союз с властью, стать господствующей политической и идеологической силой в государстве, кажутся мне опасными и недопустимыми. Музей и центр будут продолжать поддерживать обоснованную и справедливую критику этих претензий церкви на привилегированное положение. Мне кажется, судейскому сообществу в нашей стране безусловно понятен неправовой характер решения Генеральной и Московской прокуратуры. Это решение чисто политическое и близорукое.

 

Пресс-конференция в Сахаровском центре: "Генеральная прокуратура покрывает погромщиков и преследует правозащитников"

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com