запрещенное

искусство

18+

29.11.2012, Гоу, Надежда Толоконникова

15 мыслей Надежды Толоконниковой

1. О VIP-условиях

Были ли в Освенциме VIP-душегубки? Если предположить, что да, то мое место в спецкамере можно назвать VIP.

 

 

 

 

2. О тюрьме

Тюрьма — хорошее место для того, чтобы научиться прислушиваться как к своему интеллекту, так и к физиологии. Я научилась по-настоящему внимательно читать. Тюрьма — это как монастырь, место аскетических практик.

 

3. О Мышкине

Это вообще очень просто и приятно — быть откровенным, иметь душу нараспашку. Тогда ты можешь позволить себе стать таким дурачком, идиотом, как князь Мышкин Достоевского. Даже если ты измотан не прекращающимися ни на день выездами в суд, даже если голова твоя неясна из-за того, что болит от усталости, ты можешь, как «простодушный и искренний» князь Мышкин, «отвечать с полною и немедленною готовностью» на любые вопросы.

 

4. О мотивах

Путина Центр «Э» (Центр по борьбе с экстремизмом) пытался нас запугивать постоянной слежкой, но мы же не Путин, чтобы ссать и переставать от этого выступать. У нас есть основания полагать, что после концерта на Лобном месте Красной площади с композицией «Бунт в России — Путин зассал» каждый наш жест стал анализироваться — с целью отомстить за нанесенную Путину обиду.

 

5. О роли религии в России

Уничтожение критического, политического, социального мышления, фактический запрет обращаться к религии как к составляющей современной культуры — не новость в России. Это часть большого проекта путинских структур по насильственной лоялизации населения. Путин хочет вернуть Россию в Темные века, а мы хотим мышления адогматического и критического. Неудивительно, что мы оказались в тюрьме.

 

6. О названии группы Pussy Riot

Кто именно его придумал — не установить уже, все делается коллективно. Мы там были в страшной панике от внезапного осознания того, что нет ни одного русскоязычного феминистского панк-коллектива. Тогда и придумали название.

 

7. О красоте

Тешу себя надеждой, что наша привлекательность выполняет подрывную функцию. Во-первых, потому что без нас, скачущих с гитарами и в балаклавах, нет тех, кто мило улыбается в зале Хамсуда. Нельзя соглашаться быть привлекательным, не сообщив при этом своей привлекательности взрывной/революционный потенциал. Во-вторых, эта привлекательность разрушает идиотский стереотип о феминистке как о страшной неудовлетворенной бабе. Этот стереотип настолько блевотен, что я даже соглашусь чуть-чуть побыть милой, чтобы его уничтожить.


8. О советском феминизме

После революции 1917 года развернули свою деятельность женотделы, органы Советской России, ответственные за освобождение женщин. Поддерживаемая государством, эмансипация получила беспрецедентный размах (ни Европа, ни Америка ничего подобного тогда не видели). К 1939 году женотдел был ликвидирован. К этому же времени женщины были отстранены от власти, и впредь все основные изменения в статусе женщин производились мужчинами.

 

9. О Мадонне

7 августа судья Сырова изменила себе: она завершила заседание не в 22:00, как обычно, а в 18:00. «Собирается на концерт Мадонны», — подумали мы. На следующий день адвокаты с восторгом стали показывать нам черно-белые фото полуголой женщины в балаклаве с надписью Pussy Riot на спине. «Крутая телка», — говорим. «Это Мадонна». — «А, тогда вдвойне крутая!»


10. О Сталине

Сталин был воспитан на грузинском мужском добродушном презрении к женскому полу. В 1936 году в газете «Труд» появились его слова, определившие отношение к женщине до текущих дней. «Нам нужны люди. Аборт прекращает жизнь, и потому ему не место в нашей стране. Советская женщина имеет те же права, что и мужчина, но это не освобождает ее от великой и почетной обязанности, которой наделила ее природа: она — мать, и она дает жизнь. Это, конечно же, не личное дело, а дело государственной важности».

 

11. О своей музыке

Pussy Riot всегда считали себя музыкальной группой. Другое дело, что не все признавали группу музыкальной. Но мы, наученные в том числе и концептуальными композициями Джона Кейджа, не соответствующую поп-стандартам рок-музыки плохую музыку тоже считаем музыкой.

 

12. О поддержке

Меня до сих пор не покидает ощущение того, что я нахожусь на съемках грандиозного фильма. Масштабы западной поддержки — настоящее чудо. Я уверена, что, будь в России независимые федеральные медиа, с пониманием нашего выступления тоже было бы лучше. Пока же тут для нас — настоящий ад. Непросто жить там, где тебя могут возненавидеть, посмотрев ТВ. Именно поэтому любой жест поддержки спасителен.


13. О современных художниках

В России вменяемых современных художников вообще мало.


14. О группе «Война» и Pussy Riot

Насколько мне известно, между коллективами нет никаких отношений.

 

15. О приговоре

Я рада двум годам: для любого человека, который дружит со своими мозгами, этот приговор настолько глуп и жесток, что никаких иллюзий относительно путинской системы не остается. Это приговор системе.

 

Гоу

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com