запрещенное

искусство

18+

07.12.2012, Ридус, Юлия Михайлова-Кай

Эксклюзивное интервью с Павлом Костомаровым

Следователи провели в пятницу утром обыск в квартире у Павла Костомарова, создателя и режиссера документального проекта «Срок».

Причина обыска — дело о беспорядках на Болотной площади 6 мая, где Павел снимал происходящее для документального проекта.

 

В пятницу же состоялась встреча премьер-министра РФ Дмитрия Медведева с представителями пяти российских телеканалов. Как говорит сам Павел: «В этом очень легко увидеть какую-то конспирологию, но мне кажется, это промысел такой забавный и просто шутка. Шутка судьбы»

 

На протяжении всего интервью к Павлу подходили и звонили: решали рабочие вопросы, спрашивали об адвокатах, просили об интервью. Неудивительно — новость об обысках облетела весь Интернет, став особенно актуальной в связи с годовщиной протестного движения.

 

 

Павел, как вы оказались участником этой истории?
Я снимал марш и столкновения с полицией на Болотной 6 мая

 

Что произошло сегодня утром?
Позвонили в дверь. Начали стучать, и начался обыск.

 

В масках?
Нет.

 

Как вы себя чувствовали, когда обыскивали?
Неприятно было. Следить надо, что делают. Врываются, дети спят. Это все происходит рано, внезапно.

 

Во сколько?
Кажется, в 7 утра.

 

В интервью вы сказали, что многое почерпнули из своих же выпусков проекта «Срок». Похоже на то, что вы видели на записях?
Дело не в записях, а в том, что я знал из опыта предыдущих обысков, о которых рассказывали. Так я знал, что надо делать и как себя правильно вести, а вот юридически я был и остаюсь безграмотным.

 

На вас давили больше, чем вы ожидали или меньше?
Ну нет... Понимаете я подписал (документ) о неразглашении.

 

То есть вопрос, что было изъято при обыске бессмысленно задавать?
Абсолютно.

 

Как вы думаете, почему обыскивали именно вас? А, например, не Пивоварова (соавтор проекта «Срок» — прим. автора) или кого-то еще?
На меня показал кто-то, как я полагаю.

 

Как вы думаете, кто?
Не знаю.

 

Почему именно сейчас?
Я не знаю. У меня нет идей. Следствие идет, проводят мероприятия. Меня забавляет, что это произошло в день, когда мой коллега и соратник Пивоваров встречается с Медведевым. В этом очень легко увидеть какую-то конспирологию, но мне кажется, это промысел такой забавный и просто шутка. Шутка судьбы.

 

Павел, а почему вы журналистом стали?
Я не стал журналистом. Мы совершенно случайно оказались в этом пространстве так называемого инфотеймента. (Павел Костомаров — режиссер-документалист, кинооператор, лауреат 60-го Берлинского кинофестиваля за фильм «Как я провел этим летом»  — прим. автора).

 

Как вы тогда согласились снимать этот проект?
Предложил Алексей (Пивоваров). Мы начали снимать фильм и поняли, что это интересно многим людям.

 

Почему «Срок» называется? Что это значит?
Не знаю... это просто абстрактное слово, которое имеет много богатых коннотаций.

 

А что в проекте делаете именно вы?
Всё. Мы стараемся, чтобы все делаем всё. Снимаем, монтируем, думаем, показываем. Занимаемся всем понемножку.

 

На кого этот проект был рассчитан, когда запускали?
На неравнодушных граждан. Граждан, которым нужна информация. Людей, которым интересны документальные новости и такой метод рассказа и отражения жизни.

 

Много этих людей?
У нас 7,5 миллионов просмотров и почти 10 тысяч подписчиков.

 

Вы ожидал большего или меньшего или вы ничего не ожидали?
Мы ничего не ожидали. Мы придумали и начали этим заниматься и занимаемся. Просто мы вышли на этот уровень просмотров, интересов, актуальностей. Мы не знали, что получится со «Сроком», а сейчас это стало такими документальными новостями.

 

Не жалеете, что взялись?
Да нет, пока не жалею.

 

Нет ощущения, что будут дальше «заходить» в вашу личную жизнь?
Нет. Обо мне забудут через два дня. Сейчас просто истерика такая. Так я не интересен. Я не занимаюсь публичной деятельностью. Публичными становятся люди, которые занимаю посты и они должны понимать, что степень их личной свободы ограничена степенью их полномочий. Я не отношусь к этим людям. Я частное лицо, занимающееся кино. Я ни актер, ни звезда, ни чиновник, ни министр. Эти люди могут быть подконтрольны. Они подконтрольны апиори. То, что сейчас происходит – это случайность. До этого была такая же случайность — Берлинский медведь. Тоже было много звонков. Потом это все благополучно завершилось. Сейчас это опять – взрыв актуальности. Но это пройдет. Уже завтра это не будет никому нужно.

 

Вы не чувствуете себя героем своего собственного проекта?
Героем своего проекта? Нет. У нас герои проекта люди, который набирают много просмотров

 

У вас нет желания сделать эпизод об утренних обысках?
Во время обыска запрещено снимать, даже отвечать на звонки запрещено. Телефоны отключают. Так что у меня не было желания, хотя нет желание, наверно, было. Но мысли были не о том, а скорее о том, как выйти из ситуации с наименьшими потерями.

 

Что это значит?
Это значит, чтобы обыск по твоему сценарию, а не по чужому



Как это можно сделать?
Я не скажу.

 

У вас получилось?
Да. Я считаю, что все прошло лучше, чем обещалось.

 

В одном из интервью вы обещали, что после нового года сюрпризы будут. Что нас ждет?
Видите, они начались раньше.

 

Почему?
Ну мы готовили созидательные сюрпризы, а власть, она, как правило, преподносит разрушительные сюрпризы. Поэтому посмотрим, что будет дальше.

 

То есть вы хотели больше рассказывать о власти?
Мы и сейчас снимаем и Шойгу и министра по чрезвычайной ситуации и Астахова и Валуева. Мы пытаемся все время впускать, приглашать все больше людей из власти. Но они делают это не очень активно. Правда, надо признать, что и оппозиция тоже.

 

Почему?
Потому что люди не хотят раскрываться. У всех огромное количество причин быть закрытым.



Какие именно?
Не выгодно, не удобно быть публичным. Это такое бремя, которое мало кто готов нести и осознавать.

 

Что вы думаете о том, что происходит в стране? Почему протестное движение утихло?
Я думаю, оно утихло, в силу специфики лидеров и цен на нефть. Лидеры не достаточно лидирующие, а цены недостаточно пикирующие.

 

А какая цена на нефть должна быть, чтобы что-то стало меняться?
Не знаю. Это к экономистам вопрос. Я не специалист.

 

Что будет дальше в стране?
Не знаю. Проще всего предрекать, что ситуация будет ухудшаться.

 

И какая у вас лично дальнейшая судьба?
Я пойду 10 числа в качестве свидетеля на допрос. Надеюсь и выйти с допроса в качестве свидетеля, а дальше посмотрим.

 

Во сколько?
В 2 часа дня.

 

Адвоката у вас все еще нет?
Сейчас будем думать. Будем сейчас искать адвоката.

 

Мне кажется, что такие мероприятия с обыском только могут привлечь внимание к вашему проекту?
Не знаю.Я думаю о других вещах. О вещах, связанных со следствием.

 

Что вы предполагаете, какое развитие событий?
Я полагаю, что положительный сценарий этого дела, что дело должны расформировать, выпустить людей. Потому что я считаю, что они сидят невинно и осуждены и сидят. Это то, как на мой взгляд должно быть. А какое мнение у тех людей, кто их посадил – не знаю. Вот схожу в Следственный комитет и, может быть, что-нибудь выясню.

 

На сегоднешней пресс-конференции премьер министр Дмитрий Медведев так прокомментировал происшествие:
«Там нормально все будет, Вы не волнуйтесь. Козлы они, что в восемь утра приходят... Ну просто, на самом деле это набор привычек. У меня много людей, которые работают в правоохранительных органах, у них действительно... если придут в семь утра, они получат... всё»

 

Ридус

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com