запрещенное

искусство

18+

05.07.2008, Ирина Кулик

Коммерсантъ: Круглый стол по Ерофееву в Третьяковке

"Это как развод"

На прошлой неделе руководство Государственной Третьяковской галереи собрало журналистов и художественную общественность на круглый стол, посвященный скандальной ситуации, сложившейся в отделе новейших течений. 27 июня приказом директора музея Валентина Родионова был уволен руководитель этого отдела известный куратор Андрей Ерофеев, обвиняемый по делу выставки "Запретное искусство-2006". Объяснения Третьяковки слушала ИРИНА Ъ-КУЛИК.

 

Основанием для круглого стола стало заявление Валентина Родионова, в котором директор музея утверждает, что увольнение Андрея Ерофеева не связано с его участием в организации выставки "Запретное искусство-2006" в Центре им. Андрея Сахарова, по поводу которой возбуждено уголовное дело о "разжигании религиозной вражды", а так же иных выставок. Имелся в виду, надо думать, прежде всего проект "Соц-арт", показ которого в Париже прошлой осенью вызвал скандал на международном уровне после того, как экс-министр Александр Соколов назвал выставку "позором России", а руководство Третьяковки обвинил в коррупции, так что директору Родионову пришлось даже подавать министру иск о защите чести.

 

В ГТГ настаивают, что Андрея Ерофеева уволили исключительно за нарушения порядка учета и хранения музейных ценностей. Валентин Родионов уверял, что сделал это по собственной инициативе, без каких-либо указаний сверху. А министр культуры Александр Авдеев не так давно заявил, что конфликт в Третьяковке трудовой и решится он в суде. Впрочем, как сообщил "Ъ" Андрей Ерофеев, обращаться в суд он не собирается.

 

Руководство галереи расписало собравшимся все административные прегрешения своего бывшего подчиненного, обрушив на слушателей нескончаемые подробности музейного дела, с которым, по их мнению, решительно не справлялся Андрей Ерофеев. Инкриминировали ему тот факт, что собрание отдела не было вовремя поставлено на учет, а также конфликты с художниками, требующими свои вещи из музейного собрания на том основании, что они не были надлежащим образом переданы в дар музею. То, что господин Ерофеев был куратором едва ли не самых ярких выставок ГТГ последних лет, руководству показалось куда менее важным — музей они, похоже, воспринимают прежде всего как склад и только потом как место публичных выставок. Сотрудники обезглавленного отдела уверяют, что все требования руководства, возникшие после сверки фондов отдела, были исполнены, и конфликты с художниками давно разрешены.

 

Комиссар Московской биеннале современного искусства Иосиф Бакштейн и художественный руководитель Государственного центра современного искусства Леонид Бажанов поинтересовались, почему господина Ерофеева, раз уж он такой профнепригодный, не уволили раньше. Еще один немаловажный вопрос: нельзя ли было в тот момент, когда куратору предъявлено обвинение по делу о выставке "Запретное искусство", повременить с его увольнением — если не из солидарности с художественным сообществом, вставшим на сторону куратора, так просто из порядочности. Удивительно, но оказывается, в Третьяковке не знали, что Андрей Ерофеев обвиняемый, хотя дело это чрезвычайно громкое. Еще более удивительно, что в своем неведении призналась замдиректора ГТГ по связям с общественностью Марина Эльзессер, которая, по ее словам, полагала, что Андрей Ерофеев проходит по делу как свидетель. Видимо, связь с общественностью, по крайней мере с художественной, у Третьяковки весьма ограниченная. В связи с выяснившимися обстоятельствами Леонид Бажанов предложил директору Третьяковки написать письмо в прокуратуру в поддержку своего бывшего подчиненного и провести новую экспертизу выставки "Запрещенное искусство" — и Валентин Родионов не смог публично в этом отказать.

 

Главные обвинители господина Ерофеева, заместитель директора ГТГ по науке Ирина Лебедева и главный хранитель Екатерина Селезнева, напирали на эмоции, жалуясь, какой невыносимый человек Андрей Ерофеев. Казалось, что они считают жертвами именно себя. "Это как развод!" — воскликнула госпожа Селезнева. Развод, заметим, без раздела имущества — коллекция современного российского искусства, которую господин Ерофеев начал собирать еще в музее-заповеднике "Царицыно", а потом после передачи ее ГТГ увеличил почти вдвое, останется в музее. Ирина Лебедева заверила собравшихся, что музей продолжит собирать и выставлять актуальное искусство. О том, как музей будет расширять коллекцию, остается только гадать, ведь приумножалась она за счет тех самых не всегда правильно оформленных даров, а не закупок.

 

На круглом столе говорили, что расформировывать отдел новейших течений пока не собираются. Но и кто возглавит его — неизвестно. "Ведь никто из вас туда теперь не пойдет!" — в сердцах бросила собравшимся на круглый стол специалистам по современному искусству госпожа Лебедева. Что свидетельствует о том, что руководство музея хотя бы отдает себе отчет, какая репутация сложилась у музея в профессиональном сообществе.

 

Коммерсантъ, Ирина Кулик

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com