запрещенное

искусство

18+

30.06.2008, Елена Токарева

Стрингер, Елена Токарева: От митинга - к выставке

Увольнение или реклама?

Очередной кадровый скандал в Третьяковке - увольнение главного специалиста по современному искусству Андрея Ерофеева - указало на то, что современное искусство вплотную подобралось к политике и практически скоро заменит публичные акции типа митингов, пикетов и демонстраций. На Западе это практикуют уже давно.

 

Во всяком случае, и у нас об этом мечтает наиболее продвинутая прослойка во власти (не силовики), которая задумчиво сидя в Кремле, соображает на троих, как мило было бы предложить бунтующей молодежи и замшелым старикам купить за тысячу рублей у Гельмана билетик на выставку современного искусства, а там - призвать плюнуть в золотой унитаз, наполненный дерьмом,и призвать к тому, за что заплатили заказчики. А заплатили они за продвижение группы товаров. Ведь товаром может быть все: от футбола с майками лидеров до гламурной кисы или бронзового солдата в Таллинне.

 

Многолюдные шествия "Нашистов", в конце-концов, стали пугать даже Суркова. Кто знает, куда повернутся, якобы зомбированные кремлевскими политтехнологами, якобы совсем уж прокремлевские ребятишки, если их перепрограммируют другие политтехнологи?

 

Архитектура головного мозга


"Архитектура головного мозга", как и архитектура мира, довлеет над глобальными политическими процессами.

 

Вот поэтому и снова ожил, казалось бы, похороненный отсталыми в умственном отношении силовиками Марат Гельман. Поскольку он - человек продвинутый в современных политических технологиях. Он, как и дочка художника Салахова Айдан (владелица одноименной галереии) устраивает выставки в выставочном комплексе "Винзавод", пишет критические статьи по поводу мракобесов РПЦ и готов возглавить политико-эстетический проект, если за него хорошо заплатят. Этот проект пока не очень заметно (потому что не на площадях, а в головах) для глаза обывателя развивается в Москве. На площадях в Москве пока царствует древний Церетели со своими зайчиками и буренками. Этот "Акела" уже давно промахнулся. И этого не видит только такой древний Лужков.

 

Правда, семья мэра тоже пытается идти вровень со временем, влезть в мейнстрим. Говорят, Батурина хочет "украсить родной город", то есть Москву. Она хочет на день 75-летия своего мужа Лужкова построить на месте новой Третьяковки (устаревшего архитектурного проекта) здание выставочного комплекса в виде апельсина, который будет разделен на доли. Архитекторы говорят, что это "заводной апельсин"(название старинного порнографического фильма). Вполне возможно, что это будет красиво. Но непонятно, как такое здание "дольками" можно превратить в выставочный комплекс - там не будет единого выставочного пространства.

 

Очередной скандал в "искусстве"


В искусстве случился очередной скандал. Значит, есть повод привлечь внимание: из Третьяковки Уволен Андрей Ерофеев, руководитель отдела современного искусства. Заметим, что даже увольнение всем известного Швыдкого не привлекало столько внимания, как увольнение известного только узкому кругу специалиста по современному искусству Ерофеева.

 

"Ерофеев уволен в сложный момент, посреди скандала, находясь под следствием за кураторский проект. "Мракобесы ликуют - именно за это они боролись", - пишет Марат Гельман в своем блоге. Гельман должен быть доволен - скандал всегда привлекает внимание, а внимание привлекает деньги. Марат Гельман - один из нескольких деятелей экстремального современного искусства, который не хочет страдать за будущее, а хочет делать деньги на настоящем. Он стремится превратить каждый скандал - в деньги, и в свой политический капиталец. Вполне возможно, что Сурков снова его наймет для своих политических проектов.

 

За что же директор Третьяковки Родионов уволил специалиста по современному искусству Андрея Ерофеева. Почти известно за что: за вызов, брошенный обществу и власти. За хулиганство. За перфоманс на религиозную тему, в котором матершина сочетается с карикатурными изображениями современных защитников РПЦ и оскорбительными подписями под портретами политиков.

 

Но это на первый взгляд. Есть под этими штучками (под перфомансом в Биологическом музее, где голые студенты философского факультета трахались на глазах изумленной публики и фотографировали семяизвержение - это называлось "Ебись за Медвежонка!"), особый смысл - перепрограммирование массового потребителя под определенную группу товаров, среди которых и современное искусство.

 

Но сначала - спорт!


Футбол - это группа эмоциональных товаров для наиболее широкого круга лиц. Потом идет популярная музыка. Попса. Евровидение - это конкурс для наиболее низкоорганизованного сегмента, Но, в отличие от спорта - молодого возрастного сегмента. Дедушка не пойдет слушать Диму Билана, а футбол смотреть будет. В пирамиде управления человеческими инстинктами музыка стоит следом за спортом.

 

Затем идет массовое кино со спецэффектами. Всякие там Бекмамбетовы. Спорт, музыка и кино - важнее всего. Но и современному искусству тоже достанется кусок от этого "биорефлекторного пирога".

 

На Западе уже давно пытались перевести политические протесты - в искусство. И у них получилось. Но в мировом масштабе это не вышло из-за арабов: у них полушария мозга читают тексты справа налево, и изобразительное искусство у них запрещено...

 

Но это все сложная политика. А для простых людей все - просто. Андрей Ерофеев оскорбил нашу любимую РПЦ. А Марат Гельман его поддерживает, несет на руках, как падшего воина.

 

РПЦ - это пробный камень лояльности к нынешнему режиму, в котором религия занимает шестое место.

 

Нападение на шестое место идет давно.

 

Выставка, которую устроили искусствоведы-провокаторы в музее им. Сахарова, под названием "Осторожно, религия!" уже четыре года служит примером уголовного дела на деятелей современного искусства. Благодаря скандалу, который случился в малопосещаемом музее Андрея Сахарова, некоторая часть интеллегенции задумалась о роли православной религии на российском властном олимпе. В сочетании со скандалами, которые сотрясают РПЦ последнее время, например, отлучением от сана чукотского мракобесного епископа Диомида, антирелигиозные выставки демонстрируют кризис РПЦ.

 

Узнав все это сложное переплетение современных символов, хочется купить адаптор. Но вопрос, какую группу товаров назначат этим "адаптором" еще не решен.

 

Адапторы


Есть вещи-адапторы. И люди-адапторы. Вещи-адапторы часто рекламируют. А людей-адапторов часто приглашают на телевидение.

 

Вы не задумывались, почему одних и тех же, не слишком привлекательных персон, пихают во все передачи? Потому что они служат "адапторами".

 

Политика сегодня напичкана адапторами. Она густо концентрируется и в современном искусстве. Даже на бульварах, где оппозиция собирают митинги, этой политики меньше, чем в современном искусстве. Пусть, характеризуя современное искусство, приличные искусствоведы часто пишут это слово в кавычках, так как его эстетическая ценность под вопросом, однако в политической целесообразности выставкам соцарта (социального искусства) не откажешь. Уродливые, скабрезные, оскорбительные, произведения современных художников бичуют пороки общества, и современного мещанина, всей душой полюбившего гламур.

 

Но процесс идет странным образом. Казалось бы, художники бичуют пороки, призывают с ними покончить. Но если завтра какого-нибудь Маратика Гельмана снова призовут в Кремль, он легко превратит эти пороки в «группу товаров» и они уже не будут так отвратительно выглядеть. Как не выглядел отвратительно «гламурный фашизм», который он раскручивал.

 

Так что уволенный Ерофеев – это просто один из поводов привлечь внимание к перспективному направлению. Вчера – борец с режимом, завтра – работник Администрации президента.

 

Таким образом намечен "безопасный политический переход протеста от митинга к выставке" - к новым формам современного искусства. Рассчитано это современное искусство на интеллектуала, который недоволен сегодняшним днем. Но лишь до тех пор на интеллектуала, пока предмет искусства не превратился в ширпотреб. Как Дали превратил в ширпотреб свое произведение «Время течет». Часы, которые капают, продаются в Испании во всех дешевых сувенирных лавках и стали первым философским открытием обывателя.

 

Сначала – бульдозеры, а потом - поцелуи


Сегодняшняя ситуация с современным искусством по философии процесса повторяет "хрущевскую", когда сносили бульдозерами выставки современного искусства. А потом предоставили абстракционистам залы художественных музеев. Через заграничных коллекционеров то скандальное искусство адаптировалось к современному рынку искусств и обогатило многих нищих художников.

 

Случится это и нынешними «революционэрами». Рыночные цены устанавливаются через заграничные аукционы. К сентябрю будут переписаны очередной раз все закупочные бюджеты художественных музеев, и Андрей Ерофеев вряд ли теперь сможет повлиять на список авторов, которых будет закупать Третьяковка в следующем году на бюджетные деньги.

 

Но Ерофеев не пропадет. Он, скорее всего, будет консультировать частного коллекционера с миллиардами в банках и широкой душой.

 

Стрингер, Елена Токарева

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com