запрещенное

искусство

18+

02.02.2013, Эхо Москвы, Ксения Ларина, Ирина Петровская

Эхо Москвы: Об уходе Веры Кричевской из проекта 24_doc

Ксения Ларина: Мы все знаем и люди, которые интересуются телевидением и смотрят телевизор, знают имя Веры Кричевской.

 

Талантливейшего профессионала, телевизионного режиссера, которая много сделала для того, чтобы канал «Дождь» стартанул что называется с такой силой, отрывом и сразу стал таким ньюсмейкером в телевизионном пространстве. Помните, что Вера Кричевская по своим причинам покинула этот телеканал. И с недавних пор работала на канале 24-ДОК, Ира, ты помнишь, как должность называется.



И. ПЕТРОВСКАЯ - Сейчас нам Вера уточнит. Но по-моему то ли креативный продюсер, то ли директор. Креативная.



К. ЛАРИНА – И как только Вера Кричевская появилась на канале 24-ДОК, он тоже сразу стал одним из самым обсуждаемых, нишевых спутниковых каналов. Это не общедоступный канал в том смысле, что он не федеральный. Это канал, который работает на спутниковом телевидении. Акадо, НТВ-плюс есть.



И. ПЕТРОВСКАЯ - Самое главное, что он откликнулся на действительно назревшую давно потребность, во-первых, показывать, а во-вторых, видеть документальное настоящее кино, не только наше, но и мировое. Потому что там показывали всякое кино, и действительно делали из этого часто акции, события, это очень важная, на мой взгляд, культурная акция в первую очередь.



К. ЛАРИНА – Буквально в один день с разницей в несколько часов случились два события. Сначала Вере Кричевской не продлили контракт на канале 24-ДОК, она вынуждена будет оттуда уйти, покинуть это место работы. И буквально через какое-то время ей вручили премию от Союза журналистов, я вижу фото на ее страничке в фейсбуке, роскошный приз. Какая-то лодка золотая, птица Феникс, которая возродится из пепла обязательно.



И. ПЕТРОВСКАЯ - Главное, что это главная премия Союза журналистов России. Называется «Золотое перо России» и дается действительно самым заметным журналистам нашей страны.



К. ЛАРИНА – Ну что же, теперь пришла пора уже с самой Верой поговорить. Вера, вы здесь? Алло.



В. КРИЧЕВСКАЯ – Ирина, Ксения, здравствуйте.



К. ЛАРИНА – Здравствуйте, Верочка. Поздравляем наверное сначала.



В. КРИЧЕВСКАЯ – Спасибо. Но я вас подслушивала немножко, это не совсем точно.



К. ЛАРИНА – Давайте теперь все исправляйте.



В. КРИЧЕВСКАЯ – Это не я получила приз, это мы получили приз. Это я, генеральный продюсер этого канала и ряда других каналов…



К. ЛАРИНА – То есть 24-ДОК получил приз.



В. КРИЧЕВСКАЯ – Да, Вера Оболонкина, и в общем вся наша крошечная команда, состоящая из пяти человек.



К. ЛАРИНА – Поздравляем вас всех и вас в первую очередь. Ну а теперь давайте немножко расскажите о том, что же произошло с 24-ДОК, получилось, что команда осталась, а вас там теперь нет.



В. КРИЧЕВСКАЯ – Вы знаете, я думаю, я надеюсь, что с 24-ДОК ничего не произошло и с каналом все будет хорошо. Я надеюсь на это. И произошло исключительно со мной. Со мной действительно в январе на 2013 год не продлили договор.



К. ЛАРИНА – Как это происходит, расскажите, интересно. Вы как об этом узнали?



В. КРИЧЕВСКАЯ - Мне об этом сообщила моя коллега Вера Оболонкина и она была в замешательстве и попросила, то есть попросила, чтобы кто-то вообще объяснился, в связи с чем это происходит. Может быть, есть какие-то претензии. И на ее просьбу, обращенную к акционерам, к главе компании Ростелеком Александру Провоторову, он ответил, отозвался и обязал исполнительного директора компании Ростелеком большой государственной компании связи со мной встретиться. И вот у меня была встреча. Я никогда этих людей раньше не видела. У меня была встреча с исполнительным директором компании Ростелеком господином Андреем Холодным. Который если очень коротко, сказал, что это приказ и никакой другой причины он назвать мне не может.



К. ЛАРИНА – То есть это приказ и все.



В. КРИЧЕВСКАЯ – Да. И единственное, что немного путался в показаниях, потому что он скажем так, две трети встречи говорил, что это указание его непосредственного руководителя господина Провоторова. А потом вдруг сказал, что вообще-то у моего руководителя тоже есть непосредственный руководитель. И это указание, приказ мы получили от непосредственного руководителя главы компании Ростелеком. Мы довольно долго разбирали мой и наш труд, я рассказывала, как строится работа, как покупается документальное кино, как отбирается. Какие принципы, критерии мы себе выдвинули и почему нам так непросто с этими критериями. И задавала периодически вопросы, может быть, к этому есть претензии, а может быть к продвижению. А может быть еще к чему-то. Ну а может быть не знаю финансовые. Он сказал, нет, нет, ваша ставка, конечно, есть в бюджете будущего года. Но такая ситуация.



К. ЛАРИНА – А ваша версия какая?



В. КРИЧЕВСКАЯ – Ксения, у меня нет версий. Я не хочу гадать.



К. ЛАРИНА – Но так же не бывает. Должна же какая-то причина. Ну. Что это, политика, вы кого-то не устраиваете лично, а может быть следствие какого-то личного конфликта.



В. КРИЧЕВСКАЯ – Я не знаю. Это же гадание.



К. ЛАРИНА – Да.



В. КРИЧЕВСКАЯ – Я понятия, вот правда. В этом случае я понятия не имею вообще, откуда растут ноги. Как вы знаете, мы делали гуманитарный проект. Большой гуманитарный проект. Который вообще можно сказать к политике не имеет никакого отношения. Конечно, там были фильмы, целая линейка, которая называется (неразборчиво), это истории журналистские про разные, в том числе политические события. Но в целом это конечно, безусловно, гуманитарный проект.



К. ЛАРИНА – Вера, тогда вопрос естественный возникает, с причинами нам проще по этому поводу гадать. Нам это позволено. Мы еще может быть и погадаем. А что касается вашей творческой судьбы, какой вы ее видите в ближайшее время, есть ли у вас какие-то приглашения или ваши собственные предположения.



В. КРИЧЕВСКАЯ – Нет, у меня пока нет никаких идей. То есть идеи у меня есть всегда…



К. ЛАРИНА – Для вас это было неожиданным событием.



В. КРИЧЕВСКАЯ – Это абсолютно неожиданно. Более того, это должно было случиться в конце декабря, я уехала, новогодние праздники, и как-то в январе продолжали дистанционно что-то делать. Эта работа вообще не требует какого-то присутствия в офисе, потому что главное дело это бесконечный отсмотр кино. Хотя надо сказать, на 2013 год мы купили почти весь контент. В конце года. И нет, это была абсолютная неожиданность.



К. ЛАРИНА – И никаких претензий со стороны компании Ростелеком не было по содержанию, по контенту.



В. КРИЧЕВСКАЯ – Не было, я ведь абсолютно нормальный человек. К любой работе могут быть претензии. Я в этом смысле очень уважаю мнение акционеров. К любой работе могут быть претензии. Каждый совершает ошибки. Я готова принять любые претензии. Но, к сожалению, ни одной мне не было высказано.



И. ПЕТРОВСКАЯ - Вера, это Ирина Петровская. А вот вчера, когда вся информация появилась в фейсбуке, мне показалось, что со ссылкой на вас было объяснение, что якобы вам сказали, что идеологически вы не устраиваете акционеров.



В. КРИЧЕВСКАЯ – Наш разговор начался с такой фразы, господин Холодный сказал: знаете что, произошло с каналом «Совершенно секретно». Я сказала, что, в общем, что согласно пресс-релизу, выпущенному компанией НКС, «Совершенно секретно» был неэффективным. Финансово, бизнес. Он сказал: это же не совсем так. Я живу по принципу – я не умею считывать. Вот я дала себе слово 10 лет назад, что я не умею считывать и не хочу считывать. Я не хочу догадываться. И я сказала: я вообще не понимаю, о чем вы говорите. Я не понимаю, что такое «и не совсем по этой причине», я хочу, чтобы вы мне сказали, по какой причине, раз вы хотите на примере кейса «Совершенно секретно», был закрыт этот канал. Не закрыт, это неточная формулировка. Он не закрыт. Будет, вы понимаете.



К. ЛАРИНА – Понятно.



В. КРИЧЕВСКАЯ – Но он сказал, что ну, вот, это не устраивает. Я говорю: что не устраивает. Вот кстати, что есть идеологические претензии. А в чем они? Ни одного слова. Ни слова. Знаете, на самом деле мне так уже не хочется об этом говорить дальше. Устала от пересказа этого…



К. ЛАРИНА – Ну, Вера, что делать. Потому что конечно не только для вас это неожиданность, но и для всех, кто, так или иначе, следит за тем, что происходит в телевизионном пространстве, уж ваше имя людям, которые интересуются телевидением, прекрасно знакомо. Я кстати еще напомню, что Вера помимо того, что она телевизионный режиссер и менеджер, она еще и режиссер в буквальном смысле этого слова. Поскольку допустим, даже если взять фильм «Гражданин поэт», прогон года, это как раз абсолютно авторская работа Веры Кричевской. Я думаю, что про этот фильм многие наши слушатели слышали. Собственно как и сам проект это тоже Вера Кричевская придумала. Вера, давайте мы на этом закончим наш разговор. Спасибо большое за те подробности, которые вы нам рассказали. Можно только в конце сказать, что, безусловно, я например, убеждена, не знаю, как Ира, я думаю, что она согласится со мной. Что такие профессионалы на улице не останутся совершенно точно. И пока еще телевидение функционирует в стране хоть в каком-то виде, вас обязательно пригласят. Обязательно. Потому что по-другому быть не может. Ну как это.



В. КРИЧЕВСКАЯ – Ну посмотрим. Посмотрим. Спасибо вам огромное.



К. ЛАРИНА – Спасибо большое. Удачи, еще раз вас поздравляем с наградой. Спасибо. Итак, не может гадать Вера Кричевская. Давай погадай ты, Ирина Петровская. Если некто Холодный сказал: а помните, что случилось с каналом «Совершенно секретно».



И. ПЕТРОВСКАЯ - Ну собственно никто не сомневается, что с каналом «Совершенно секретно», даже если там могли быть какие-то претензии финансового свойства, тем не менее, основная причина все равно это недовольство содержанием, скорее всего. Опять же это мы сейчас домысливаем кое-что из имеющейся в нашем распоряжении информации, мнении и так далее. Это очень печальные вещи на мой взгляд. Потому что мы знаем предыдущий период в нулевые, когда или увольняли людей или тем более компании закрывали, всегда обязательно был спор хозяйствующих субъектов. И что-нибудь такое обязательно это декларировалось, что ни в коей мере не политическое, не идеологическое. Хотя, безусловно, все в основном знали, что причина конечно не хозяйственная и никакие споры до такой степени все-таки не доходили, чтобы громить компанию или увольнять людей. Мне кажется, мы сейчас перешли на какую-то новую ступень, развиваемся потому, что практически уже видишь, акционеры мало скрывают, что в первую очередь это претензии идеологического свойства.



К. ЛАРИНА – То есть конкретно намекают, что называется.



И. ПЕТРОВСКАЯ - Конкретно намекают так, что в общем всем все понятно.



К. ЛАРИНА – А что значит приказ и указ. Скажи мне, пожалуйста.



И. ПЕТРОВСКАЯ - Наверное, существует главный акционер, я не знаю, как у них там устроено, который говорит, вот эту или этого, чтобы я больше здесь не видел. Как можно сделать? Вот отлично, контракт заканчивается, не продлять. Я так предполагаю. А дальше можно уже объяснять, а можно вообще не объяснять, в этом тоже ужас. Что людей более чем заслуженных, вспомним ту же Веру Кричевскую и канал 24-ДОК, который всего-то ничего существует, но, тем не менее, он уже получил и приз клуба телепрессы и вот сейчас «Золотое перо», пусть никого не смущает, что перо, просто как символ, журналистская премия высшая.



К. ЛАРИНА – А между прочим, чтобы вы тоже понимали, дорогие друзья, кто не знаком с каналом 24-ДОК. Он и до Веры Кричевской существовал, между прочим. Он там был. Но просто он не был столь значимым, как стал при новой команде. Которая просто его сделала что называется. Ну, хорошо, мы сейчас новости слушаем. А потом продолжаем программу «Человек из телевизора». И я думаю, что уже перейдем непосредственно к телевизионным темам, телевизионным программам. К вашим телевизионным впечатлениям.

 

Эхо Москвы

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com